Вагон поезда схема мест плацкарт

Вагон поезда схема мест плацкарт
Вагон поезда схема мест плацкарт
Вагон поезда схема мест плацкарт

Часть 1. Москва-Красноярск

Глава 1. Старт Так случилось, что во время отъезда я жил в квартире недалеко от площади трех вокзалов. В этот день я вернулся с работы достаточно рано и, покидав нужные вещи в рюкзак, бодрым шагом отправился на Казанский вокзал. Погода была достаточно мрачной, но дождя не было. Идти было не очень близко (минут семь-десять), но в предвкушении грандиозной поездки ходьба доставляла большое удовольствие, ноги особенно пружинили, и было даже немного жаль, что этот этап быстро закончится. Когда я покупал билеты на первый поезд, я уже посмотрел на состав «Урала», и тогда мне показалось странным, почему самый быстрый фирменный поезд на Казанском ходу имеет такие старые облупленные вагоны. Поэтому для меня не было сюрпризом то, что я увидел на платформе. На фото изображен вагон Люкс. Фото Петра Малахина, 2006г. На фото изображен вагон Люкс, его внешний вид еще ничего, однако я ехал в купе. Перед отправлением я прошелся вдоль состава. В нем был единственный новый (ТВЗ) вагон – вагон с местами для инвалидов, остальные Амменсдорфы разной потрепанности. Во главе был ЧС2К броской раскраски. Вернулся к своему вагону
Это был четверг перед праздниками, поэтому поезд был почти забит, однако в моем служебном купе, разумеется, никого кроме меня не было. Обстановка порадовала. Разительный контраст с внешним видом. Пыли почти не было заметно, и проводницы были достаточно любезны. Мы тронулись по расписанию. Очень приятный момент, медленно катимся по полотну в пределах станции, милые железнодорожные строения, составы, ожидающие когда их поставят под посадку, все остается позади, а впереди множество неизведанного. Проехали Электрозаводскую. Набираем скорость, пришлось отвлечься, последние минуты посидеть в Интернете, прервался, когда подъезжали к Люберцам. В это время шли активные работы по подготовке к запуску Спутников, и на платформах шла стройка.
В поезде работал радиоузел, и по нему вещали про станции и территории, которые проезжает поезд, рассказывали, какие пересекает реки, и это было внушительно, но мой собственный маршрут был куда внушительнее. Я даже не припомню, что в поездах было такое информативное радио, хотя конечно и его хватило не надолго, и скоро переключили на обычную радиостанцию. Из оформления особенно понравились чайник и чашка (см. на фото). Но кроме внешнего вида эти устройства так же крайне функциональны (позволяют по-человечески попить чай).
Первая стоянка в Вековке. Погода к этому времени резко улучшилась и сквозь прозрачное синее небо косыми лучами светило заходящее солнце. На улице поджидает толпа торгующих. В основном это хрусталь (недалеко г. Гусь-Хрустальный) но так же полно еды и всяких безделушек. Выглядит это все достаточно странно, так как вокруг станции только лес и нет даже никакого намека на обитаемые поселения. На станцию так же высыпали пассажиры, а кроме того по платформе прогуливалась милиция. Несмотря на это я решил запечатлеть, как нашему поезду меняют электровоз на ЧС4Т.
Поехали дальше, в июне поздно темнеет, и в первый день поездки совсем не хочется спать. Переезжаем древний город Муром и Оку, и с моста открывается замечательный вид. Еще немного слежу за дорогой, на станции то ли Навашино, то ли Мухтолово встречается какой-то загадочный почтово-багаждный поезд, с прицепленным в конце пассажирским плацкартным вагоном, которого нет в схемах, и табличку с маршрутом не разглядеть. Начинает темнеть, и в скорости сон уже берет свое. Глава 2. Южный ход Утро достаточно хмурое, спится хорошо, но по расписанию уже скоро Агрыз. Включается радио, судя по нему - новый часовой пояс, оказывается уже не восемь, а девять часов утра. Интересно слушать новости про Ижевск, но Удмуртия, по которой мы ехали достаточно долго на время прерывается Татарстаном. Вот и стоянка. Очень симпатичный вокзал в Агрызе, правда, много милиции, но фотоаппарат все равно со мной в глубоком кармане куртки. Захожу в магазинчик, на ценниках все дублируется на татарском. Кефир, свежая булочка, мне повезло (или это специально к графику лучшего фирмача южного хода) отменный завтрак у меня на столе. Едва успеваю сфоткать вокзал, как тут же начинается дождь, а зонтик в купе, что же, несмотря на продолжительную стоянку, пришлось вернуться в вагон. Покатились дальше, обратно в Удмуртию.
Следующая стоянка в Сарапуле. Временами у «Урала» не было там остановки, и судя по увиденному, это было напрасно, по этой станции была относительно большая высадка, а стоянка по расписанию 1 минута, стояли чуть больше, разумеется, но не сильно. Все еще шел дождь. Поработал немного Мегафоновский GPRS.
Утро заканчивалось, с въездом в Башкортостан прекратился дождь, еще час съеден поездом. Начинается холмистая местность, крутые овраги. Но тучи никуда не исчезли, пейзажи за окном интересны, но общая серость неба расслабляет, да и фотогеничность страдает. Подъехали к Янаулу, здесь тоже большая высадка, да и посадка значительная, вокзал совершенно неинтересный, обычное здание из стекла и металла в советской архитектуре конца 70-ых прошлого века. Опять, как по заказу, при въезде на станцию пошел дождь, я решил не выходить.
Покинули еще одну национальную республику, впереди Пермская область. В нашем вагоне кормили, из ресторана принесли горячее питание. Проехали Чернушку, начинаются Уральские горы. Небо совсем потемнело, низкая облачность, туманы, мелкий дождь, погода за окном располагала только ко сну, но местность достаточно красивая. Дорога сильно извивается, и часто видно из окна предыдущие сегменты, тот самый участок пути, который мы уже проехали (или еще проедем). Масштабные виадуки. Несмотря на низкую видимость, а может даже благодаря ей, удается почувствовать глубокое очарование сырой горной местности, где на листочках скупой зелени конденсируются огромные капли, где туманы превращают обрывы в берега белых рек, смотришь на это, и хочется выйти из поезда, но времени нет, и ЧС4Т бодро в горку несет меня на восток.
Следующая станция с большой стоянкой Дружинино. Тут должны менять локомотив, я не хотел пропустить этот момент, но к моему несчастью пошел просто ливень, я выполз на платформу под зонтом, но зонтиком спастись от разверзнувшихся хлябей было просто невозможно, через пару минут движения в сторону головы состава я был существенно мокрый и развернулся назад. Платформа была очень узкой, и на другом пути, выходившем на эту платформу, стоял Новокузнецкий поезд. Грустно было просидеть в купе оставшиеся 20 минут стоянки.
В Свердловской области места пошли достаточно заселенные, хотя выглядело все весьма скучновато, может быть потому, что землеотвод был очень большим. Вскоре начались и вовсе урбанистические пейзажи, затем въехали в город. За сутки путешествия я уже успел отвыкнуть от цивилизации за окном, но она, цивилизация, бескомпромиссно заняла 100% окружающего пространства, и вскоре мы въехали на станцию. Первый раз после Сарапула заработал GPRS, мне удалось соединиться с рабочим компьютером, обратиться за обновлениями по банковскому счету, написать пару писем.
Прибытие по расписанию, до отправления следующего поезда менее часа, а надо еще купить билеты. Когда я был здесь месяц назад я даже не нашел кассы. Вокзал в Екатеринбурге – очень большое здание, но полезная площадь для пассажиров, как обычно незначительная. Кассовый зал был полон народу, меня это немного расстроило, пришлось встать в очередь, и я простоял там практически до самого времени прибытия нужного мне поезда (хотя фактически он опаздывал и еще не прибыл, на табло даже не был указан путь). И здесь со мной произошел редкий случай, мое терпение не выдержало, и я полез без очереди, с неохотой, но меня пропустили, купил билет без мест (а следовательно без ком. сбора) на поезд «Енисей» до Омска. Купе с услугами (из услуг было включено только белье, зато, как обычно, используя Интернет, я определил, что в вагоне продано только три билета). Вышел на привокзальную площадь, хоть одним глазом взглянуть на оставшийся позади маршрута город, и пошел на платформу, куда должен был подъехать опаздывавший уже более чем на 15 минут поезд Москва-Красноярск. Глава 3. Поезд «Енисей» Людей ожидающих состав было на удивление много, но, вспомнив, что на дворе вечер пятницы подумалось, что это логично. Екатеринбург – крупный промышленный центр и он притягивает население из близлежащих (а возможно и не «близ») населенных пунктов. Но, конечно, большинство разошлось по немногочисленным плацкартным вагонам (странно, что они вообще есть в этом фирменном поезде). Так же людно было и у купейного вагона, в котором по Екатеринбургу переменный трафарет. В выбранный мной же вагон не садился вообще никто, и проводница, протиравшая табличку с маршрутом и названием поезда, была удивлена, что я собираюсь воспользоваться услугами её вагона. О вагоне – новый тверской с белым пластиком, снаружи – фирменная окраска, надпись «Енисей». Приятная мелочь – постельное белье. Точно такое же встретилось мне на железной дороге чуть более года ранее, в поезде Красноярск-Москва, но уже не фирменном, а обычном. Качественное, приятной раскраски, наверное, лучшее из всех вариантов, виденных мной в РЖД, да и вообще в поезде. Жаль, что особенно поспать времени не было. Еще порадовал заварочный чайник – полезная вещь, тоже в фирменном дизайне.
За окном уезжали назад урбанистические картинки большого города, проехали и пригород, достаточно унылая природа Зауралья была едва различима в свете проявившего под самый конец дня, и уже уплывшего за горизонт красно-желтого светилы. Движение на восток постоянно сокращало продолжительность моих суток, а значит и время для сна, кроме того, края, где мы проезжали, были уже видены мной меньше двух месяцев назад, поэтому я не стал дожидаться первой остановки - Тюмени, а лег спать.
Утро опять выдалось пасмурным, но ближе к прибытию стало проглядывать солнце. В кондиционированном купе совершенно непонятно, что там «за бортом». Подъезжали уже к Омску, очередной перевод стрелок часов, а кругом бескрайние степи. На удивление высокая плотность населения, не ожидал, хотя, конечно, меньше чем в центральной части, но пока еще явно не безлюдно, и учитывая, что скоро Омск нормально. На вокзале встретился поезд «Владивосток-Харьков» и вагон к нему «Владивосток-Киев», очень примечательное транспортное средство. Девять ночей в дороге, смотрю на эти традиционно для УЗ синие помятые пыльные вагончики. Несладко приходится проводникам, хотя для них, наверное, это загранкомандировка, а среди пассажиров едва ли найдутся те, кто проедет из конца в конец маршрута, ну за исключением любителей, но им то, как раз, хорошо. Глава 4. Омск Прибыли, на вокзале огромное количество народу, Омск – большой узел на Транссибе. Его сложно миновать, поезда с одного вокзала ходят в большое число направлений, а, кроме того, здесь же и пригородные, на вокзале еще как обычно ремонт, и полная неразбериха. Теплый среднеазиатский ветер, уменьшение влажности воздуха, такие были первые ощущения. Многое незнакомо, новое ощущение близости Казахстана, на полках журнальных лотков пресса и буклеты на Казахском языке – это было удивительно. В Омске было одно из немногих мест, где должен был работать GPRS от МТС, но настроить его не получилось, а Мегафоновский GPRS тут тоже не работал (и вроде не должен был) так что остался я без интернета. Отыскать кассы было не очень просто, но я достаточно быстро справился. Нужный мне поезд №6 Москва-Улан-Батор Московского формирования проходил через Омск через примерно четыре часа. Я убедился, что почти по всем вагонам достаточно мест, чтобы мне не попасть в купе к каким-нибудь злым монголам и встал в очередь в кассу. Без проблем купил билет (здесь кассир впарила мне страховку, что было обидно, так как и так мне пришлось платить ком. сбор, в силу особенностей продажи билетов на данный поезд – они были с местами). После второй ночи в пути хотелось найти душ, что в силу ремонта вокзала оказалось не так просто. Нашелся он в привокзальной гостинице, которую, уже, судя по всему, успели отремонтировать.
В Омске и растительность показалась мне чем-то южной, отошел от вокзала, и нашел милую улочку в тополях, там ходил трамвай, и чтобы добраться до центра города я решил им воспользоваться. В трамвае, чрезвычайно раздолбанном, хотя не таком уж и старом (например, по сравнению с теми, что я видел в Уфе) пенсионеры шумно ругали губернатора. Трамвай местами проезжал не просто по выделенной полосе, а по зеленой улице между домами и каким-то объектом, где не было вообще никакой дороги, а деревья были так близко, что зацеплялись листьями за вагон. Но в центре, конечно, он шел уже по проспекту.
Как раз в день моего приезда в Омск, страна отмечала 12 июня, День независимости. На некоторых улицах было перекрыто движение, было много милиции и просто гуляющих людей. В центре города местная река Омь впадает в Иртыш, через Омь переброшено множество небольших мостиков, по одному из них я прогулялся, чтобы, наконец, попасть в ту часть города, где есть хоть немного старых построек. Очень милая улочка, которая в это время исключительно пешеходная (уж не знаю, как обстоит дело в обычные дни). Там же я нашел кофейню, где мне удалось позавтракать, она даже принимала кредитки. Дул сильный ветер, что немного спасало от обилия мошкары, но было достаточно тепло и приятно. С моего столика открывался интересный вид на гуляния. Странная группа людей, по-видимому, изображавшая что-то народное, громко шумела (возможно пела).
Я вернулся на левый берег Оми, прошел до речного вокзала. Архитектуры никакой в вокзале не нашел, обычное строение из стекла и металла ориентировочно 70ые, а может и старше, но внутри исправно висели расписания. Удивительно как уверенно здесь держится речной транспорт, действующие линии связывают Омск с Салехардом и даже далее за полярный круг с Антипаютой. Возможно, я еще успею ими воспользоваться (подумалось). Возвращаться на вокзал я решил по берегу Иртыша. Иртыш в Омске не такой уж и широкий (вспоминая Тобольск) но все равно производит впечатление. Много пляжей, кто-то даже загорает (хотя было относительно пасмурно). В сухом в целом воздухе в городе, берег Иртыша составляет замечательное место с особым, как мне показалось, климатом. Я свернул в город, и стоит отметить, что там стало действительно жарко. По дороге на вокзал встретился какой-то парк с фонтанами.
За двадцать минут до отправления поезда я был уже на вокзале, мой состав уже стоял у платформы, и ждал, а мне надо было еще успеть забрать кое-какие вещи из камеры хранения и купить хоть что-нибудь в поезд. И вот уже со всем необходимым я поднялся на мостик – переход. Мой поезд – Москва-Улан-Батор и еще прицепки к нему в другой монгольский город и в Наушки. Глава 5. Омск-Ачинск на поезде Москва-Улан-Батор Показал билеты проводнику и пошел в свой третий вагон, однако, открыв седьмое купе (куда я целенаправленно брал билеты) обнаружил там какую-то, с виду монгольскую тетушку, и кучу вещей, в то время как согласно справке экспресса занятых мест там не должно было быть. Разумеется, восточные особенности, проводник исправно посадил меня в другое свободное купе.
Тучи окончательно рассеялись, и наступил полуденный (а точнее уже двухчасовой) зной, хорошо хоть в купе открывались окна. О кондиционере мечтать не приходилось, трудно сказать, каково пассажирам этого поезда, когда он отстаивается часами на монгольской границе в бескрайней степи под палящим солнцем, хотя кондиционер все равно выключился бы, лучше уж открытые окна, по крайней мере, меня это вполне спасло. Участок Омск-Новосибирск прямой и средняя скорость поезда около 80 км/ч, не так уж и много по мировым масштабам, но для РЖД это неплохо, и, кроме того, способствует воздухозабору через открытое окно. За окном удивительно однообразная картина. На первом плане березки, затем степь, иногда промелькивают деревеньки, в основном на значительном удалении от полотна.
В поезде оказался достаточно сносный и не очень дорогой (что удивительно) вагон-ресторан. Увидев меня, там удивились (как так, третий день в пути, а еще меня не видели, видимо клиентура в основном постоянная), я рассказал, что только сел, а официантка была как раз из Омска, и понадеялась, что я ей земляк.
Остановка для смены локомотива в Барабинске, стоянка большая, и я понаблюдал за относительно большим числом европейских (судя по слышному французскому и немецкому) и возможно американских туристов следующих этим поездом. Неудивительно, Транссиб - популярный маршрут, и июнь отличное время для этого. На станции продавали какую-то еду, но мне вроде как ничего не было нужно, хотя на ужин было бы разумным купить что-либо, остановок до Новосибирска больше не будет, и я купил. Как обычно забрался на путепровод и сделал кадр оттуда, видно как меняют локомотив, что странно, ток то ведь один, мог бы и дальше ехать. На этой станции нас обогнал Экспресс (Омск-Новосибирск) в виде электрички с мягкими креслами. Удивительно как такое создание умудряется держать такую высокую среднюю скорость, наш мотор-вагонный состав совсем не рассчитан на такую эксплуатацию. Но железнодорожникам виднее, спрос, по крайней мере, есть, даже в первом классе полно народу, хотя были и свободные места.
С опозданием в почти пятнадцать минут мы отправились, больше до вечера решительно ничего интересного я не видел. Движение на восток заставляло ложиться спать, когда за окном еще светило солнце, пришлось зашторить окно, а вот когда внезапно ночью (мне так казалось) проснулся, открыл его, то увидел удивительной красоты картину, мы проезжали по мосту (несложно было догадаться что это Обь) в свете уже почти зашедшего солнца, у берега из воды били фонтаны, красиво подсвеченные разными цветами. Новосибирск показался из окна мне чрезвычайно цивилизованным городом, такой сибирскою Москвой. Заработал GPRS, снялась почта. На станции была достаточно длительная стоянка, кто-то даже заходил в вагон, кто-то выходил. Из окна было видно высокое здание вокзала, так же видел фирменный поезд Новосибирск-Красноярск. И все же, на следующий день мне предстояло рано вставать, даже по местному (которое будет уже +4), и я прекратил наблюдения.
Ранее утро, поезд едет быстро, за окном сочная зеленая трава и сквозь неё пробиваются какие-то оранжевые цветочки, и все в них. К сожалению, не знаю, как это называется, но очень милая картина. На сборы у меня осталось не так уж и много времени, поезд приближался к Ачинску. Стоянка две минуты, все пассажиры этого дальнего международного поезда глубоко спят, я один, к неудовольствию разбуженного проводника покидаю вагон. Один из всего поезда, который стоял даже меньше двух минут, я вышел, и он секунды спустя, покатился дальше в свою Монголию. Глава 6. Ачинск-Лесосибирск Ачинск – то место, откуда я сворачиваю со скоростного транссибирского маршрута. Ярко светило солнце, дул легкий ветерок, отличное начало дня. Перед тем, как подняться по закрытому стеклом мостику, я обнаружил на путях состав из пары плацкартных вагонов и одного багажного. Я как раз искал нечто подобное – это должен быть мой поезд на Лесосибирск. На вокзале было полно народу, но надо сказать, что моем направлении едва ли стоило ожидать толпы. И действительно по данным терминала всего было продано несколько билетов. Но пассажиры подходили, только отдавали они в кассу не деньги, а какие-то свои бумажки, судя по всему, больше половины из них были льготники, возможно железнодорожники. И я купил билет и отправился изучать привокзальную площадь. Оттуда отправлялись автобусы, я заметил автобус на Красноярск (странно, по железной дороге должно быть быстрее дешевле и комфортнее, к тому же приблизительно в это время должна быть электричка на Красноярск, но автобус не пустовал). Оказался первым посетителем кафе, где за стаканчик чая с меня взяли пять рублей, и не возражали, чтобы я закусил его собственной булочкой.
Время приближалось к отправлению, объявили какую-то электричку, и весь народ вывалился из вокзала на платформу, мой же поезд отправлялся с другого пути, где было достаточно пусто, и я сидел на лавочке и наблюдал маневры, в результате которых багажный вагон отцепили, и осталось два пассажирских. За пятнадцать минут открыли посадку, и через некоторое время, отмечая заполнение вагона, я проследовал внутрь. В вагоне было относительно чисто, людей ехало немного, даже нижние небоковые полки были заняты далеко не все, в моем отсеке никто не ехал. Окно открывалось, и лежа на верхней полке, можно было высунуться туда и наблюдать. Вскоре поезд тронулся, некоторое время мы проехали по магистрали, а затем уползли направо (съезд благоразумно не пересекается с основным ходом), а значит вскоре должна быть эстакада, и действительно, проехав по мосту, мы окончательно ушли от главной дороги.
Наши два вагончика тащила половинка от магистрального тепловоза, и разгон был достаточно шустрый (правда при этом через открытое окно несло выхлопом), но поезд быстро набирая скорость, дальше сильно не разгонялся. Очень быстро природа становилась совершенно дикой, те же самые оранжевые цветы заполняли пространство, небольшие мосты через такие крошечные реки, почти что ручьи, и самое удивительное – от тихо крадущегося по инерции тепловоза в стороны разбегались серые зайцы. Полоса отчуждения была очень небольшой, лежа на полке и высунувшись из окна можно было почувствовать полное единение с природой. На небе ни облачка, множество разных цветочных запахов, звуков и конечно яркие, сочные, полные краской тайги картинки просто кружили голову. А поезд ехал тихо и, как будто специально, давал возможность полностью насладиться реальностью.
На маршруте у нас было с десяток мелких деревень, в каждой из которых наш поезд делал остановку. Картина, которая открывается на станции, столичному пассажиру может показаться забавной. При подходе поезда (который там один в день) куча местного народу толпится на станции, сначала мне казалось, что они кого-то встречают, но, внимательно наблюдая, можно прийти к выводу, что большинство из них даже не обмолвится словом или взглядом с приехавшими (да их кое-где и вовсе не было), и можно сделать вывод, что они просто «глазеют», или приходят наугад, не приедет ли кто из знакомых. В деревнях центральной части России такого я не замечал. На одной из станций (Суриково), которая, вероятно, достаточно далеко от деревни, сошедших пассажиров ждал автобус, и когда он уехал, никого не осталось, кроме одной черной собаки, которая грустно подошла к проводнице нашего вагона. Поезд сильно задержался ожидая встречный товарный с лесом.
Интересно, что в вагоне висел прайс-лист, согласно которому стоимость чая составляет один рубль, и я проверил, действительно, за стакан чая без сахара с меня взяли ровно один рубль. Что в наше время еще можно купить за такие деньги. В вагоне так же висело расписание ночного Красноярск-Лесосибирск, но очевидно, что навряд ли они находятся в общем обороте (ни время, ни состав не позволяют) но возможно данный вагон поставили в этот местный грузопассажирский (по классификации он именно такой) поезд, после того, как его списали из обычно пассажирского (каким является Красноярск-Лесосибирск). Но надо заметить, несмотря на старость, вагон поддерживался в достаточно хорошем состоянии, и даже мыло в туалете было.
За семь с половиной часов мы преодолели 274 километра (средняя скорость около 35 км/ч) и приехали на вокзал Лесосибирска. Здесь предстояло решить транспортную задачку, как оперативно попасть в Енисейск. По имеющейся у меня информации, автобус до Енисейска должен идти прямо от вокзала, однако у вокзала стоял ПАЗик, направляющийся по какому-то внутригородскому маршруту. Пораспрашивав местное население (в момент посадки в ПАЗ) выяснилось, что надо ехать на автовокзал, и как раз на этом автобусе. Лесосибирск оказался достаточно крупным городом, имелись высокие дома, население не выглядело особо депрессивным (хотя конечно кадры были). Ехать до автовокзала не так далеко, пешком это заняло бы не более тридцати минут.
В самом здании автовокзала затишье, расписание говорит, что следующий автобус Лесосибирск-Енисейск будет часа через два (что малоприятно), а так же что-то где-то в это время должен быть транзитный автобус. Администратор говорит, что надо ждать, но я не поверил и оказался прав. Выйдя на улицу, я заметил, что у дороги (не заезжая на станцию) остановился ЛАЗик, пришлось пробежаться до него. Конечно, водитель пустил, никакой официальной продажи билетов, отмечания, автобус поехал, как только я сел. Люди, которые вместе со мной ждали автобуса на Енисейск так и остались сидеть на вокзале.
Дорога достаточно живописания, по краям смешанный лес, высокие сосны сильно выделяются, а сквозь сосны проглядывается огромная река. Цвет воды вызывает удивление, он какой-то необычный, голубовато-серый, но выглядит очень притягательно. Хочется задержать эти короткие моменты, когда можно созерцать эту красоту, но автобус неумолимо отворачивает в сторону, или поднимается вверх. Дорога очень холмистая, проезжаем мимо градообразующего (для Лесосибирска) комбината, мимо грузового порта, Где-то на холмах крупный объект МО светит своими огромными радарами. Глава 7. Енисейск Через час мы приехали на автостанцию Енисейска. Очень хотелось кушать, но необходимо было определиться с дальнейшими действиями, прежде всего, найти речной вокзал, так как был хоть и маленький, но все же шанс выбраться из Енисейска в Красноярск по реке, но, увы, на речном вокзале все было закрыто, а из объявления следовало что завтра никакого транспорта вверх по реке не будет. После чего я вернулся на автостанцию и по рекомендации кассира (говорят в дефиците, все раскупаются) купил билет на завтра на газель до Красноярска. Газель по их данным доезжает за пять часов, а ЛАЗ за почти восемь. И место в утренней газели было последним (а более ранняя уже вся заполнена). Я порадовался, так как было бы глупо застрять в первой же точке, куда я ехал, резервных дней моё расписание на данном сегменте не предусматривало.
Следующее интересное наблюдение – местные гостиницы, о горячей воде говорить не приходится, так же как и об удобствах в номере, и тем более об одноместных номерах. Гостиница на автовокзале отличается от гостиницы более высокого класса тем («Енисей»), что у неё удобства на улице, а в Енисее на этаже. Это послужило решающим моментом, я выбрал последнюю. Койка в четырехместном номере, причем номер даже с телевизором (правда, он ничего не показывал, не ловилось) и к моей радости никого не подселили.
Весь вечер я гулял по этому замечательному городу. Много каменных домов, много церквей, хорошо сохранившиеся деревянные постройки, в целом производит музейное впечатление. И такая малозаметная, но важная черта – прямые улицы, сетка, и где-то кажется, что действительно в этом городе возможна гораздо более активная жизнь, чем то, что можно наблюдать сейчас. А сейчас обычное провинциально запустение. После выбора гостиницы я опасался, что с возможностью поужинать будут проблемы, и не в таких мелких городах случавшиеся. Тем не менее, прислушался к совету администратора гостиницы и, внимательно запомнив план города, висевший там, пошел гулять. По поводу плана лишний раз можно ужаснуться нашим законам. Карты этого города не существует, вероятно, именно благодаря законам. Но что за бред, город-музей и непонятно как по нему ходить. Но какой-то рисованный от руки план в гостинице все же позволил мне найти ресторан. Действительно ресторан, а не какое-то кафе. Свежее разливное пиво, отменная еда (и все очень-очень дешево), безукоризненное обслуживание (естественно я был один в зале) как странно, что при этом нет гостиниц. Сейчас можно подумать, что возможно туристы приезжают туда без ночевки, или на корабле по Енисею.
Город, конечно приятный, но главная достопримечательность, по-моему, это все же сама Река. Вечером, когда косые лучи заходящего солнца падают на тихую, мощную гладь Енисея, играя рябью на большой поверхности воды и в легких волнах прибоя, в это время хочется сесть на камень на берегу и просто смотреть как течет вода, очень много воды.
В принципе, в гостинице был душ, но горячую воду так и не дали, поэтому задействовать его не получилось, а с утра надо было спешить на автовокзал. Уехали по расписанию, обратная дорога до Лесосибирска была та же, там забрали еще пассажиров, и поехали в направлении Красноярска. Дорога периодически выезжала на побережье Енисея, леса сменялись полями, проезжали деревни. Надо сказать, что внешне дома здесь гораздо благополучнее, чем в центральной части России, у каждого третьего заметна тарелка, у большинства есть гаражи (очевидно для машины). По приближению к Красноярску рос и трафик, приехали приблизительно по расписанию, но эти пять часов сидения в тесной газели скрючившись на заднем сидении (и при этом было очень жарко) показались вечностью. Еще немного петляли по городу, и, в конце концов, приехали на автовокзал. Глава 8. В Красноярск на Газели Газель остановилась в каком-то непонятном месте, я не сразу отыскал здание автовокзала, но все же нашел его, там было очень людно, зато удалось купить карту города. Работал платный туалет, примечательно, что он был платный, но в нем не было воды, о чем смотрительница предупреждала заранее.
Мне необходимо было добраться до железнодорожного вокзала не представляя, где я в данный момент нахожусь (на карте почему-то найти автовокзал мне показалось задачей не из легких) но выход нашелся, на автобусе было написано, что одна из точек маршрута (кажется конечная) как раз и есть ЖД вокзал, туда я и сел. Автобус понравился, современный, ехали долго. Уже подъезжая к вокзалу, проверил GPRS – работало. Площадь перед вокзалом производит колоссальное впечатление. Огромное, видно, что новое, само здание вокзала, просторная чистая площадь, большие фонтаны (что было приятно просто видеть в этот жаркий денек). Уверенными шагами направился в этот дворец. Когда я пришел, оставалось немного времени до отправления поезда в нужном мне направлении Москва-Благовещенск, потребовалась оценка, что лучше Красноярск, или лишний день в Иркутске, и я сделал выбор в пользу города на Енисее, тем более что очень хотелось в душ, нормально поесть, сам город вызывал у меня большой интерес, а в Иркутске мне в любом случае две ночи ночевать. Немного поплутав по вокзалу, нашел комнаты отдыха, где можно было помыться, это было самое дорогое место из тех, что мне встретились – цена услуги 91 рубль. Так же посетил камеры хранения – автоматические, но с контролем человеком.
Этот солнечный день был последним из серии праздничных выходных, и город догуливал. К гуляющим присоединился и я. Пройдясь по центральной улице, могу сказать – что Красноярск очень интересный город, приятная на вид архитектура начала 20ого века, есть зелень, много фонтанов, в районе центральной площади из репродукторов играет музыка, на улицах лоточники продают молочные коктейли, да это атмосфера праздника, но какого-то нормального не дикого. Фасады домов по большей части ухожены. И все же главный объект интереса здесь совсем иного плана, пробираясь через незнакомые кварталы центральной части города, можно увидеть эту действительную впечатляющую реку. Когда-то на фотографиях я видел мост через Енисей, и мне очень хорошо запомнилась ощущение могущества реки, и грандиозность победы цивилизации над стихией в лице этого моста. На набережной есть такая небольшая площадка, как будто специально для наблюдения этого моста. Именно с этой точки получается такой вид, впрочем, откуда ни смотри, сооружение совершенно грандиозное, как и сама река. Поражает при такой массивности, таком её полноводии скорость течения. Удивительно смотреть на быки, как сильно их бьет огромная масса Енисейской воды.
Удалось так же забраться и на сам мост. Не самое замечательное ощущение – идти по узенькой пешеходной полосе среди бетонных стен и несущихся с большой скоростью машин, при том, что идти достаточно далеко, ставится понятно насколько широкая эта река. Мне удалось доползти практически до середины, где я решил развернуться и идти назад. Интересно с моста смотрится речной вокзал, хотя в целом здания на набережной (те которые видны с моста) кажется лишены особого изящества (архитектурное ощущение гораздо приятнее если идти по проспекту).
Солнце уже клонилось к западу (уже достаточно далекой родине) и следовало возвращаться на вокзал, чтобы купить билеты. В процессе покупки столкнулся с неприятным моментом работы новой системы Экспресс-3. Или возможно ограниченными профессиональными возможностями кассира. Скорее правда первое, у меня имелась информация о практически пустом вагоне (работал Интернет, и такую картину давал шлюз) я попытался пробить в него билет, но первый кассир отказалась делать запрос сразу на продажу, а наличие мест показывало полное отсутствие мест на поезд. Следующая, после моих настойчивых просьб снабженных комментариями, что по моей информации места есть, и что ей надо набрать запрос на продажу, взяла паспорт, вбила данные, указала данные мной ограничения (номер вагона) получала ответ с ошибкой. Меня это расстроило, так как еще задержка не входила в мои планы, и хоть немного времени, но на Иркутск обязательно было нужно. Я так, без особой надежды попросил убрать ограничение на вагон, и что же, места пробились, правда в какой-то совсем другой вагон, чем мне нужно, и даже принадлежность ЖД была у него другая (В-Сиб, вагон был до Читы). И кроме того, билет с указанием номеров мест, а значит с меня взяли ком. сбор. Но что же, главное уеду.
После этих перипетий пошел искать, где бы приятно посидеть перед поездом, жара начала спадать, но все равно было достаточно душно, приятные вечерние косые солнечные лучи, июньская зелень все навевало настроение полное свободы. Зашел в первое встретившееся приличное кафе (кажется кофейня или что-то вроде этого) не помню названия, но все очень приятно и прилично, угостился отменным молочным коктейлем, его особенность в том, что он на кефирной основе (не встречал такого в наших ресторанах, да и вообще нигде, хотя после этого случае сам стал такие готовить – реально вкуснее получается, если соотношения хорошо выбрать). И чай тоже там был очень неплохой. Наверное, это были одни из последних капель цивилизации на маршруте (по меньшей мере, на значительной его части, за исключением может Иркутска), поэтому особенно запомнились.
Время близилось к отправлению моего поезда, было приятно побродить по вокзалу посмотреть на поезда. Интерес вызвал состав Красноярск-Абакан, с прицепным вагоном Красноярск-Тайшет, который перецепляется потом к какому-то почтово-багажному, я планировал, возможно, ехать именно на нем (с пересадкой на другой по Тайшету), но две ночи до Иркутска, и необходимость почти сразу же садиться на электричку до Слюдянки сделали этот вариант проигрышным. Сам поезд смотрелся нормально, вагоны не особо затхлые для местного пассажирского, хотя и конечно не новые. Но этот поезд отправился, и я остался ждать своего.
Наш Адлер-Благовещенск пришел с незначительным опозданием. Мой вагон был в голове. Весь поезд был Д-В, и покрашен в их цвет (специфический, красный с какой-то желтой полосой) а мой вагон был обычный зеленый (другая жд). Внутри проводники старались поддерживать чистоту, просили обязательно вытирать ноги. К моему огорчению народ в вагоне был (хотя и немного). С проводником сразу попытался договориться о пустом купе, сначала он неправильно меня понял, и за полтинник поселил в купе, где был одни человек, потом еще за полтинник (после моего разъяснения) просто отдал свое служебное купе. Ехать было почти сутки, поэтому мне хотелось комфорта. Окно открывалось широко. Впечатлил вечерний вид с железнодорожного моста через Енисей на реку и город Мост через енисей, вид с юга. Фото Петра Малахина, 2006г.Вид с железнодорожного моста на Енисей вечером. Фото Петра Малахина, 2006г. Часть 2. Красноярск-Северобайкальск Глава 9. Красноярск-Иркутск, в поезде Адлер-Благовещенск Утро выдалось солнечным, мы ехали быстро, проносясь по просторам восточной Сибири. Пейзажи достаточно скучные, степь, встречные поезда проходят относительно часто. Часы перевожу еще на час вперед. Хочется спать а время по местному уже почти десять. Первая станция с продолжительной стоянкой – Нижнеудинск. Поражает пустота на вокзале, но есть много милиции и людей в военной форме, подход к платформам огорожен, за забором большое число бабушек предлагающих на продажу всякую снедь. Стоянка почти полчаса, поэтому, особо не спеша, я оделся и вышел на станцию. Очень хотелось купить чего-нибудь кисломолочного, и в поисках магазинчика обыскал вокзал. Надо сказать, сам вокзал очевидно недавно перестроен. Все оставляет впечатление современного, но как я уже отметил, людей нет, и на фоне такой пустоты вся техника, конструкции, вообще чистота смотрится как-то очень футуристично. Тем не менее, магазинчик удалось найти. Когда я вышел на платформу назад, приехал еще поезд, число людей увеличилось, торгующим бабушкам как-то удалось прорвать оцепление (вероятно, их просто пустили) и с одной из концов станции на платформе они развернули свою торговлю. Выглядело, по сравнению со множеством других станций достаточно оригинально – куча торговли на краю (у первого вагона на восток) при этом пусто и чисто в других местах. Я так же вышел заглянуть на площадь перед вокзалом, единственное, что заметил там – памятник Ленину.
На станции провели смену локомотива, и мы поехали далее. Денек выдался жарким, спасало только широко открытое окно и относительно высокая скорость. Станций с достаточно длинной стоянкой, к сожалению, по дороге почти не было, и, учитывая достаточно унылый вид из окна, ехать было несколько скучновато. Да и с обедом тоже не сложилось, до вагона ресторана было далеко, и не было уверенности, что он в этом дополнительном работает, а на станциях почему-то ничего особо съедобного не продавали. Перебился лапшой из Зимы, забавно, но во время стоянки на этой станции было особенно жарко, в тени больше 30, но тени этой как раз нигде и не было, такой вот запомнилась Зима. С приближением к Иркутску населенность в виде частоты деревень возрастала, проехали Ангарск (оказался достаточно крупным городом) масса индустриальных строений, торчащие трубы откуда-то, после дня езды по деревням настраивало на урбанистический лад, хотя и несколько коробило. Встали на Иркутске-Сортировочном. Проводник выпустил выходящих, но потом сразу лестницу поднял, и я не стал выходить. На соседнем пути остановился поезд «Восток» Пекин-Москва. В окнах была видна масса народу, что удивило (по сравнению скажем с Москва-Улан-Батор на котором я ехал ранее) но это в вагонах, которые из Пекина, а в поезде так же следовали вагоны из Пхеньяна, в том числе, что показалось удивительным вагон Люкс. Наверное, поездка в нем – награда отличившимся партийным чиновникам КНДР, собственно народу там почти и не было, однако кого-то я заметил. Вагоны при этом похоже МЖД (раскрашены так же как и основной состав), показалось интересным съездить по России в нем (билеты ведь продаются и можно кассира попросить пробить место в конкретном вагоне) и еще более заинтересовало, что ведь и нашим проводникам достается работка, визы, наверное, получают северокорейские, проверки проходят на толерантность идеям чучхе. Однако, несмотря на раскраску, все же не уверен в принадлежности вагонов. Такие пространные мысли, но вскоре мы тронулись дальше, мне надо было настроиться, собраться, чтобы решить дальнейшие транспортные задачи.
Прибыли по расписанию (что неудивительно, график у этого летнего якобы скорого, чрезвычайно растянут) на вокзале Иркутска огромные толпы, разобраться было сложно, моя задача была найти пригородное расписание, и проверить завтрашнюю электричку на Слюдянку, и это мне удалось. Другой задачей было разжиться картой Иркутска и понять, куда мне дальше. На вокзале подходящих киосков не было, но на удивление быстро мне удалось найти карту на улице, развернув ее и прикинув, куда мне надо (в первую очередь на речной вокзал) сел в трамвай по направлению, вроде бы, в нужную мне сторону. Трамваи был, конечно же, старый, но не такой как в Уфе, к сожалению, производителя я не запомнил. У меня было не так много времени понять, где интересующий меня объект. Согласно карте, речной вокзал сразу за мостом справа. Осталось только надеяться, что трамвай повернет на мост (если нет, решил я, перейду мост пешком). К счастью трамвай повернул, и после моста я вышел. Глава 10. Иркутск Первое что обращало на себя внимание – город. И вроде бы центральный район (и вокзал более-менее в центре и я направлялся к площади Ленина – центру всех наших городов) место достаточно хорошее, но спуск к набережной выглядел не совсем соответствующе. Редкая одноэтажная застройка, какие-то полуразвалившиеся частные дома, проселочная дорога, и, конечно же, мусор. Хотя у нас такое бывает, рядом с рекой обычно современные здания строить нельзя, а старые стоят. Речной вокзал был отмечен причалом, дебаркадером (аналогичным многим другим, например, в том же Енисейске, Тобольске, Рязани, Костроме, и многим другим) и информационным щитом. Собственно в сооружении все было закрыто, и единственным источником информации для меня оказался щит, расписание там совпадало с моей информацией, но как купить билет для меня осталось загадкой. Так как кассы предварительной продажи уже не работали, а на следующий день с утра до вечера у меня уже были планы. Я переписал телефоны и пошел пешком к гостинице. Погода пока преследовала меня хорошая, теплый солнечный вечер, отсутствие людей и машин на улице, дома постройки начала прошлого века, все выглядело очень мило, и пройтись было приятно, хотя расстояние не такое уж и маленькое, я дошел где-то за 20-25 минут, не особо торопясь. Но время было засечь важно, так как через день мне предстояло проделать тот же маршрут в спешке.
Гостиница «Ангара» вполне типичная для 1/6 части суши. Бетонная коробка с убогим оформлением внутри, цена – достаточно высокая, номера с удобствами были только 2ух местные, за что мне пришлось заплатить где-то по 2100 за сутки, зато принимали карточки. Номер так же крайне убогий для своей цены, без кондиционера, крошечные кровати. Но не удобство отдыха было решающим (хотя и это важно, так как вот уже пять дней у меня не было возможности отдохнуть, койка в Енисейске без душа не в счет) и далее на маршруте ближайший отдых в Хабаровске. Но, несмотря на все минусы, конечно приятно, вид из окна на вечерний Иркутск. Поселившись, хоть время было и вечернее (около девяти) отправился погулять. Мало что успел заметить, однако нашел Интернет-кафе, куда следовало зайти сделать кое-что по работе. Народу там было порядочно, много иностранцев, хотя цена относительно высокая (60р/час). Проблем с портами (мне требовалось специфическое подключение) не возникло.
Вернувшись в номер, попытался было заснуть, но отсутствие завтрака, обеда, да и ужина в этот день несколько напрягало, пришлось проверить пригостиничный ресторан. Он оказался ожидаемо пафосным (никогда не мог понять, зачем в тухлых гостиницах пафосные рестораны) но, тем не менее поесть-попить там было можно. На чем собственно первый день в Иркутске и закончился.
С утра проверил гостиничный завтрак, пришел почти к открытию (к семи) но народ уже был. Чувствовалось, что начинается рабочий день, сам завтрак – шведский стол, что несколько неожиданно для гостиницы подобного плана, причем завтрак неплохой. Следующий этап – добраться до вокзала. Вышел на улицу и увидел маршрутку (что за маршрутки в Иркутске – отдельный разговор, это какие-то японские микроавтобусы без видимой принадлежность к какой-либо транспортной компании, хотя леворульные, впрочем, были и обычные автобусы, но сильно меньше). На маршрутке было написано вокзал, и, переспросив у водителя, я поехал. Через мост перебрались быстро, но на другом берегу вместо того, чтобы сразу ехать к вокзалу (с моста он уже виден, как и множество стоявших на путях составов, так мы ехали на трамвае в направлении туда) начали колесить. Собственно иного выбора не было, так как движение по той улице было односторонним. Непривычным в поездке так же оказались пробки, время было – без чего-то девать, начало рабочего дня, но, даже не смотря на это, трафик мне показался чересчур интенсивным. Я даже начал было беспокоиться, успею ли на электричку – запасного варианта не было, а попасть на КБЖД одна из основных задач всего мероприятия.
Но вскоре мы подрулили к зданию. На вокзале опять толпа, и вся эта толпа ожидала ту самую электричку на Слюдянку, на которой собирался ехать я. Электричка опаздывала, я
купил в кассе билет и приготовился брать штурмом состав. Глава 11. Иркутск-Слюдянка Столпотворение на перроне перед приходом электропоезда было внушительным. Кого здесь только не было, бабушки, Иркутские дачники, группы иностранных туристов, прилично одетые молодые люди, и все ломанулись к дверям, когда они открылись, электричка вместила всех. О сидячем месте рассуждать не приходилось, а вот удачно встать у открытого окна удалось. Медленно проползали Иркутск, пошли пригороды, народу постепенно становилось меньше, а пейзаж менялся на более гористый. Хвойные леса манящие своей зеленью и прохладой, Крутые радиусы поворота полотна, едва заметные заросшие платформы остановочных пунктов, все это в лучах солнца выглядело очень привлекательно. Если при выезде из города было очень жарко (ориентировочно около 30) то через час-полтора начало становиться прохладно. Холмы становились круче, и в один момент между двумя горами показался Байкал. Очень красиво, сквозь зелень с большой высоты виднелось озеро задумчиво светло-серого цвета. Множество туннелей, интересные места, когда из окна видны разные участки этой самой дороги, были видны длинные составы товарняков, и как они извивались вслед за железнодорожным полотном. Проезжали немногочисленные станции, которые умудрялись лепиться на крутых склонах, и пути по ходу самой станции делали достаточно крутой поворот, а на станциях, несмотря на красоту момента, и, несмотря на, кажется, их совершенно игрушечно-художественное расположение проходила какая-то железнодорожная жизнь. Позже дорога начала опускаться и через какое-то время пошла вровень с Байкалом. Проехали Слюдянку-2, и медленно двигались к конечной станции. Слева по ходу виднелись уходящие куда-то вдоль озера пути, наверное, это и есть начало КБЖД. И через несколько минут мы прибыли на станцию Слюдянка-1
Первое ощущение – холодно. Температура менее двадцати, и легкий ветерок, притом, что только что, в ста километрах отсюда более чем на десять градусов теплее, при совершенно одинаковом ясном небе. По дороге казалось, что возможно прохлада связана со скоростью движения, да и в электричке теплее, а здесь же сразу стало понятно, какое влияния эта большая масса холодной воды оказывает на природу вокруг. На станции достаточно людно, виднеется известный шедевр железнодорожной архитектуры, здание вокзала Слюдянки (выполнено целиком из мрамора кажется). У меня не было точной уверенности в том, что Мотаня сегодня будет, и я пошел разузнавать об этом в пригородную кассу. Там висело радующее меня расписание, подтверждающее возможность реализации моих планов, тут же я купил билет до Порт-Байкала, при этом кассир явно удивилась, что я не беру билет обратно. Я вышел на платформу и приготовился ждать. Используя имеющееся свободное время, я позвонил на речной вокзал, и проконсультировался на тему метеора в Братск, мне сказали, что метеор завтра будет, и что билеты можно спокойно взять непосредственно перед отправлением, и эта информация меня чрезвычайно порадовала. Байкал из окна электрички на участке Иркутск-Слюдянка. Фото Петра Малахина, 2006г.Железнодорожное полотно между Слюдянкой-2 и Слюдянкой-1, здесь, вероятно, начинается ответвление на КБЖД. Фото Петра Малахина, 2006г. Глава 12. На Мотане по Круглобайкальской Железной дороге Минут за двадцать до отправления по расписанию подали состав. Сразу можно было понять, о чем речь, хотя меня и удивила длина состава. Это был голубой ТЭМ2УМ-656 и пять вагонов, среди них первые два были загадочные. Как позже выяснилось первый – специальный вагон, с надписью Радиосвязь, в котором ехали проходившие практику студенты МГУ, а второй хлебная лавка (или хлеборазвозка) не знаю как правильно. Следующие два, обычные плацкартные как в рядовых «тетках», на табличке одного из них красовалась загадочная надпись «Звезда Байкала», хотя для «Звезды», пожалуй, вагоны были слишком грязные. Последний - легендарный бичевоз. Только погрузка в этот вагон в тот день не была особо оптимистичной, и сразу влезть туда, как думалось заранее, не представлялось возможным. В поезде ехала похоронная процессия, а в этом вагоне перевозили гроб.
Постепенно в пассажирские вагоны забивался народ, и если сначала я бесцельно бродил по станции, так как поезд и не думал отправляться, то тут озаботился тем, чтобы сесть и занять какое-нибудь приличное местечко у окна. Сделал это, пока еще были свободные места, хотя негативный осадок от процесса остался, так как окна все же грязные, и лучше бы казалось ехать, пусть стоя, но у окна совсем без стекл, но, увы, такого места в этих вагонах, несмотря на крайне низкую максимальную скорость, не было предусмотрено. С опозданием минут на пятнадцать мы тронулись.
Достаточно шустро преодолели отрезок по магистральному ходу (всего-то несколько минут), и колесные пары заскрипели на стрелках. Сразу листва стала ближе, а цивилизация дальше. Дорога не сразу идет вплотную к озеру, первая остановка несколько поодаль. Была некоторая посадка. Очень интересен социальный состав пассажиров этого поезда. Кроме отмеченной выше похоронной процессии, там было много иностранцев с огромными камерами, были группы наших туристов в походным понимании, в том числе и с детьми (одна такая компания сидела в соседнем отсеке, и пели песни под гитару), были так же и местные жители, они, разумеется, пили водку, причем подсевшие на мелких остановках в основном сразу же к таким компаниям присоединялись. Пения, шумные разговоры, беготня детей и какая-то общая расслабленность – неповторимый колорит. Ко мне подсел один пассажир, один из немногих, очевидно, если не единственный, едущий в Потр-Байкал по работе. Конечно, по-работе может это сильно сказано, это мастер по ремонту телевизоров. Общение с ним, несмотря на то, что несколько отвлекало от совершенно неповторимых и удивительных красот за окном, все же было интересно и давало возможность составить целостную картину окружающего мира. Как это и можно было предположить, поселки вокруг не имеющие автомобильного сообщения с большой землей находятся в крайне депрессивном положении. Как, впрочем, и Слюдянка, хотя там полегче. Мастер оказался технически образованным, раньше занимался радоистанциями и жил на севере в Воркуте, работал на ЖД, но судьба занесла его в эти прибайкальские края, где особой работы нет, вот он и ездит, чинит бабушкам телеприемники.
На самом деле, конечно же, окружающие пейзажи достойны подробнейшего описания, но, увы, нет ни слов ни таланта заниматься этим, поэтому просто рекомендую ознакомиться с фотографиями, а лучше съездить и посмотреть. Это одно из красивейших мест в моем опыте, где проходит железная дорога. Крутые отвесные склоны, невероятно гладкая и близкая вода Байкала, достаточно буйная, для сурового климата, растительность, постоянно извивающаяся дорога, множество туннелей, множество мест, где ветки цепляются за состав, как будто экскурсионный трамвайчик по заповедному парку. На некоторых станциях были длительные остановки, и можно было выйти погулять-поснимать. Интересно так же было встретить студентов родного МГУ (правда, географического факультета) проходящих практику. Удивительным так же показалось, что железная дорога выделила специально для них специальный вагон (не обычный плацкарт, а что-то такое, ну, наверное, они там долго должны были жить) притом, что в этот вагон они загрузились не в Москве, а уже на Байкале. Еще крайне интересно было понаблюдать за работой вагона-лавки. Там продавался хлеб, консервы, какая-то бакалея, местные жители подходили к станции, и начиналась торговля, и только после того, как все отоваривались, поезд мог следовать дальше. Процесс отоваривания явно интересовал иностранных туристов, и они снимали его, кажется больше чем природные красоты, хотя их можно понять, возможно те из них кто отважился на самостоятельное путешествие на Мотане уже побывали во всевозможных красотах света, но увидеть работу вагона-лавки это нечто совсем другое, и достаточно редкое явление.
Крупная станция – Маритуй, здесь освободился товарный вагон в нашем составе, и я задумал все же попасть в него. По общим понятиям догадываясь, что залезать туда лучше не на станции, а на о.п. где меньше риска быть изгнанным оттуда, я решил подождать. На следующей остановке я туда все же залез. Пока стояли, какие-то местные закинули в вагон четыре лопаты и попросили за ними приглядеть. Вид, открывающийся из двери (а вагон ехал открытым) был ошеломляющим, все близко, все как будто можно потрогать, и очень близка поверхность воды. Очень понравилось чувство единения с природой и с железной дорогой одновременно. Удивительно органично проходит этот путь по красотам побережья. Возможно, это потому что дорога построена давно, возможно потому, что используется мало, но, кажется, что она такое же творение, как и скалы, как и берег, как и сам Байкал. В некотором смысле, конечно, это так оно и есть, вид скал и берега во многом обусловлен постройкой и поддержанием работоспособности этой дороги.
На одной из остановок, перед туннелем, в этот вагон-бичевоз, увидев там цивильного меня, залезли студенты. Собственно, после этого я и узнал, что это студенты геофака, но так же это имело последствия в виде того, что они большой толпой проникли как в вагон, так и на его крышу, после чего проводники (а они были в поезде) всех из вагона выгнали (в т.ч. и меня) и заперли вагон. Остаток пути я проделал опять сидя на том же месте в плацкартном вагоне, но уже скучая, так как вид из окна не сильно менялся, и смотреть сквозь грязное стекло было уже не так интересно. Да и ехать уже оставалось немного, а семь часов в поезде – достаточно много, чтобы заскучать. Въезд в один из многочисленных туннелей. Фото Петра Малахина, 2006г.Байкальская вода, вид с поезда. Фото Петра Малахина, 2006г. Глава 13. Порт-Байкал-Иркутск вечером Мы подобрались к последней станции – Порт-Байкал, где меня ожидала одна из непростых транспортных задач, как выбраться оттуда в это время. Люди вышли из поезда и разбрелись кто куда. Большая часть туристов направилась куда-то вперед, а мне надо было идти к причалу, чтобы найти транспорт – перебраться на противоположный берег. Вокзал станции был деревянным сооружением, кроме вокзала я заметил всего несколько домов, за которыми и был достаточно обширный причал. Там было два судна, одно какое-то большое, очевидно научное, а другое – маленький катер. Ничего похожего на паром (катер был зафрахтован иностранными туристами), собственно расписание, которое было у меня и не давало мне повода предполагать, что паром будет, но где-то внутри я надеялся на чудо, ведь не может такого быть, приходит поезд, а тут тупик, никуда с него уже не уехать, а единственный способ выбраться – тем же поездом обратно. Но этот вариант меня категорически не устраивал, я никак не успевал на метеор из Иркутска, а стало быть, сбивался мой дальнейший маршрут. Единственный шанс, который у меня был – договориться с капитаном катера. Вообще он отказывался, так как говорил, что фрахтователь ему известен и строг до посторонних на борту, но я побродил вокруг и он меня взял. На катер, почему-то, забились студенты из поезда, но потом их выгнали. Для меня осталось загадкой, куда отправились они далее. Капитан попросил меня не вылезать из рубки, и если что, прикинуться его помощником. Именно так я и поступил.
Ангара в этом месте имеет ширину километра три (а может и больше), и берега выглядят очень живописно, особенно в свете заходящего солнца. Капитан оказалось житель Москвы, и на лето приезжает зарабатывать извозом туристов на Байкале. Об оплате проезда мы в принципе не договаривалось, но по прибытию я дал ему пятьдесят рублей (он несколько удивился), ведь почему он должен был вести меня бесплатно. Но прибытие в Листвянку, хоть и воодушевило меня, но не решало моего транспортного кризиса. Время было уже девять, а мне до вечера хотелось попасть в Иркутск. Автобус уже ушел, и до завтра не ожидался, а такси неспортивно, дорого и не входило в мои планы. Каких-либо маршруток не обнаружилось. Хотелось есть, но настроение не позволяло спокойно сидеть в каком-либо из имеющихся ресторанчиков (хотя выглядели они привлекательно, на берегу, рядом с плещущейся водой, как на далеких морских курортах) в условиях полной неопределенности будущего. Однако нашел загадочный микроавтобус, водитель сказал, что машина до Иркутска будет 700 рублей, и если я найду еще кого-нибудь желающего (или кто-нибудь желающий найдет его) то соответственно вдвое дешевле. Да, это было бы уже приемлемо, и я стал ждать, ждал десять, двадцать минут, сорок минут, но никто не изъявил желания ехать (что неудивительно, ведь попасть в Листвянку случайно в это время нельзя, а если ехать специально, то конечно знаешь, что выбраться так просто нельзя). Водитель прояснил, что он заказан, и просто ждет, когда заказавшая его компания будет готова (и тогда он повезет её а не меня), поэтому не будет ждать меня вечно, и я в результате согласился на его условия, и мы поехали в Иркутск.
В городе я попросил высадить меня у ближайшего к гостинице Интернет-кафе (где я уже был накануне) куда я зашел решить рабочие вопросы. После получаса возврата к делам, я освободился, и, навестив, какой-то бар по дороге, вернулся в гостиницу. Было приятно ощущать, что все в порядке, и что удалось оперативно посетить столь интересующую меня достопримечательность. Глава 14. Ангара Вставать пришлось рано, и все равно, времени на пешеходную прогулку до речного вокзала было недостаточно. Быстро выписался из номера и быстро влез в первую попавшуюся маршрутку и добрался до пристани. В кассу была небольшая очередь, но я успешно купил билет до Братска и пошел на посадку. Сесть хотелось удобно, потому как следующие одиннадцать часов предстояло провести в данном плавсредстве. Сразу после посадки я почувствовал, что что-то не так. Как-то мне неожиданно легко, призадумался и тут же понял, в шкафу гостиничного номера осталась моя куртка, причем вместе с содержимым карманов. Но до отправления было уже пять минут, и гораздо ценнее, чем куртка был предстоящий маршрут, и я просто забыл думать об этой неожиданной потере. Метеор отошел от причала и стал медленно подниматься на крыло. Достаточно долго шли по городу, затем по пригороду, урбанистические пейзажи были немного разбавлены природой, но снова трубы – проходили мимо Ангарска. И все же природа, да и сама река в этих местах, удивительно красива, Ангара здесь не очень широкая (по сравнению с остальными участками) и один из берегов довольно крут, причем крутой берег был иногда слева иногда справа. На метеоре сидеть на открытом воздухе негде, но открытая площадка есть, и я встал туда, уйти было сложно, проплывавшие мимо картины завораживали, а позиция позволяла смотреть на оба берега. Река спокойна и весь разукрашенный в разные цвета (по большей части в зеленый) берег отражался в этой гладкой воде. Движение практически никакое, очень редко попадались какие-либо суда (я ожидал более интенсивного трафика). Узкий отрезок реки не очень длинный, и вскоре река разошлась в ширь, впрочем, все равно фарватер придерживался какого-либо из берегов, и можно было наблюдать за размеренной жизнью на суше. В основном дикая, нетронутая человеком природа, но периодически попадались и деревеньки, все же это не очень дикие места, видимо, поэтому остановки метеора в этих деревнях предусмотрено не было. Первая стоянка – Усолье Сибирское. Здесь не только кто-то сошел, но и была достаточно значительная посадка. Вид населенного пункта не впечатлял. Но, подозреваю, что просто это достаточно далеко от самого города, так как городок (или поселок) этот относительно крупный и имеет, кажется, кое-какую промышленность даже. Но мы отчалили.
Далее к северу местность становилось все глуше, все более явно замечались такие черты прибытия к пристани – к причалу сходится деревенский народ, и аналогично ситуации в поезде Ачинск-Лесосибирск скорее всего просто приходят «поглазеть», удивительно есть еще где-то такие места, живут еще где-то такие люди для которых просто прибытие корабля это событие их собственной жизни. Или возможно был какой-то другой тайный смысл. Стоит учесть, что метеор этот летом ходит три раза в неделю (соответственно один раз прибывает в одном направлении, один в другом). Во многих местах нет летом другого транспорта (зимой устанавливаются зимники, а в межсезонье ничего, только может экстренный вертолет, при необходимости, но это последнее уже мои домыслы). Была на маршруте одна продолжительная стоянка – Усть-Уда. По слухам, команду там кормили, я же в деревне не нашел и магазина, чтобы купить чего-нибудь поесть. Хотя погулять в деревне было достаточно мило, учитывая общую продолжительность нахождения на борту.
В баре на метеоре были бутерброды с колбасой, но по причине отсутствия холодильника покупать их я побоялся, однако купил там загадочную вещь «Зяки-Зяки», что-то китайское из крахмала, какого-то особого рода чипсы, по сытности среднее я бы сказал между чипсами и лапшой, почему-то в Москве я такой еды не видел. Ближе к вечеру, вскоре после Шумилово, впереди по курсу появилось Братское водохранилище. Глава 15. Братск Гладь реки сменилась незначительным волнением, мелкой рябью этого рукотворного моря, мы шли все так же быстро, и только ветер, который можно было ловить лицом на открытой площадке метеора, стал еще более влажным. В целом изменение климата ощущалось, здесь несколько прохладнее, хотя погода стояла все такая же солнечная (один раз на пути нам встретился дождь с грозой, а в остальном почти все время светило солнце). Через некоторое время хода, впереди вместо горизонта уходящего в воду, стали проявляться смутные очертания северного берега. Сначала холмы, а затем и грозные силуэты строений с трубами, это, конечно же, уже Братск. Я ожидал, что природа здесь будет в загоне, что воздух будет грязным, а зелень скрыта за строениями – делом рук человеческих, но оказалось все не так. Лесистые холмы были видны уже очень издали, но и по подходу к причалу берег был в основном нетронут, и если можно оставить в стороне факт того, что сам водоем – исключительно искусственное сооружение, то остальное смотрелось совсем не безнадежно. Кажется что такой буйство, такой объем жизни, человеку сложно, просто невозможно испортить обычными методами. Он просто вмешивается и меняет все, а природа приспосабливается.
Мы подошли к причалу явно в стороне от центра города, сам причал был оборудован хуже, чем на многих деревенских пристанях, да и само крошечное здание речного вокзала было спрятано где-то среди деревьев. И туда даже не было входа для пассажиров, судя во всему оно было служебное, и в тот момент там, кажется, никого не было (дверь была закрыта, света не было) вероятно на постоянной основе там никто не работает. Никаких информационных щитов (как в Иркутске) вообще ничего что предвещало бы пассажирское сообщение на причале обнаружено не было, и в результате конечно в сторону Иркутска переправиться без специальных знаний было сложнее.
Моей следующей задачей было добраться до железнодорожной станции. Станция, откуда я хотел уехать, называется Гидростроитель. Сделать это оказалось не совсем простой задачей. Общественного транспорта к речному вокзалу, по прибытию метеора не предусмотрено, пешком неясно куда идти, и неясно как далеко. Люди разъезжались на машинах тех, кто их встречал и на заранее заказанных такси. И только один бомбила предлагал свои услуги, причем по оригинальной и выгодной для пассажиров схеме (не важно сколько человек поедет, со всех по полтиннику) Нашелся еще пассажир, но на вопрос куда мне я не мог дать точного ответа, конечно мне в Гидростроитель, но это далеко и не входит в таксу в 50р, поэтому я попросил довести до автовокзала, откуда туда ходят автобусы. До автовокзала ехали относительно долго (пешком вряд ли можно быстро дойти) Надо сказать, что последний автобус до жд станции по расписанию уже ушел, поэтому я озаботился узнать какой-либо еще маршрут. И таксист мне посоветовал – ехать на маршрутке в поселок Энергетиков, а там пересесть на автобус №4.
Маршрутки отправляются от автовокзала каждые пять-десять минут, но на них очередь, причем очередь совершенно нецивилизованная, можно сказать даже не очередь, а просто толпа, где каждый хочет влезть в ближайшую. В первую влезть не удалось, в следующую с некоторым напряжением и работой локтей да.
Стоит отвлечься на сам город. Достаточно крупный и живописный, много зелени, расположен на холмах, соответственно есть такие улицы с крутыми подъемами и спусками, из окон автомобиля можно заметить множество магазинов, ресторанов, парки. Архитектура так же в лучшую сторону отличается от того, что я ожидал увидеть (однотипные коробки). Т.е. конечно старых домов там нет, и не могло их быть, но застройка все же не совсем однообразная, есть и коробки семидесятых, но есть и милые, покрытые трещинами, такого желтого цвета, с высокими окнами, заметными деревянными рамами, четырех-пяти этажные дома, по-видимому, пятидесятых годов постройки. Проезд по городу оставил благоприятное впечатление.
Поездка на маршрутке оказалась не такой уж и краткосрочной, ехать оказалось минут тридцать-сорок. Причем особо не катались, а вскоре после отправления выехали на шоссе. Целью был поселок Энергетиков, по приезду позабавили такие указатели как «Проходная №1», причем подобные пункты (может с другим номером) были и конечной какого-то автобуса. Все было пропитано таким удивительным духом, что ГЭС это не просто крупный объект, ведь целый почти город для этой структуры, а в этом городе еще и отдельный специальный поселок «Энергетиков» и то здесь, то там виднеется забор, ограждающий территорию «Объекта». Складывается впечатление, что электростанция это не то, что крупный завод или даже градообразующее предприятие, это еще больше, это природное явление вокруг которого строится жизнь людей, и они приспосабливаются к нему. Как вулкан, как гейзеры в Исландии, каналы в Венеции, любое море на острове, что-то такое, о чем знают, не задумываясь, и чем живут все жители.
Прокатились мимо конечной этого 4-ого автобуса, он уже стоял на посадку, думал попросить водителя остановится, но не стал, лучше надежно пересесть там, где рекомендовано. Доехали и до центра Энергетиков, потихоньку пассажиры покидали маршрутку, и одним из последних, видимо, уже недалеко от конечной, (это остановка общественного транспорта) вышел я. Времени до поезда оставалось не так уж и много, и я стал переживать на тему успею ли я на него. Прошел встречный 4ый, а я все ждал. Дома на улице, где я стоял были кирпичные и многоэтажные, вообще вид был совсем нехарактерен для населенного пункта типа «поселок» скорее все же город, но здесь в необитаемых краях не найдешь поселков с деревянными хибарами, неоткуда им здесь взяться. И на улице было достаточно чисто. И все же скоро пришел автобус, тот самый на который я не пересел на его конечной. В автобусе было полно народу (пришлось стоять) и был кондуктор, у которого я купил билет. Вскоре мы заехали на плотину. И здесь удалось ощутить колоссальнейшую мощь этого всего явления. Если можно где-то почувствовать в полную силу победу (или сотрудничество?) человека над природой, то это на гидроэлектростанции, каньон невероятной высоты и очень и очень широкий, наверное, в справочниках можно найти фактические показали, но визуально, могу сказать, что ничего такого еще не видел. И мы очень долго и достаточно быстро ехали по этой дамбе. Там, куда мы приехали, уже была видна железная дорога. Еще какое-то время мы крутились по Гидростроителю, опять пассажиры постепенно выходили, пока нас не осталось в автобусе несколько человек, я все норовил выйти, но кондуктор знает, когда будет вокзал. В самом поселке Гидростроитель визуально наиболее старая застройка, не знаю, как так сложилось, могу предположить, что здесь люди стали жить сразу, как построили железную дорогу. А, судя по названию, там стали жить, когда начали строить ГЭС. И этот поселок в косых солнечных лучах тоже показался мне очень симпатичным. Глава 16. Начало БАМа, Гидростроитель-Северобайкальск на поезде Москва-Тында Мы приехали на вокзал минут за пятнадцать до прибытия поезда Москва-Тында, на котором я должен был уехать. Вокзал представлял собой достаточно большое здание, внутри все было отделано деревом (собственно и здание было деревянным) в кассе был «перерыв» и меня это уже насторожило.
У меня был, конечно же, запасной вариант. Я мог уехать поездом Москва-Северобайкальск, который шел через час сорок, но эта была бы неоправданная потеря времени, слишком мало оставалось бы времени в Северобайкальске, да и сидеть на вокзале все это время тоже перспектива малоинтересная. К счастью, кассир подошла, и я, совершенно не ожидая каких бы то ни было проблем, без тени сомнения, попросил билет до Северобайкальска в интересующий меня вагон. Кассир так же без тени сомнения, не заглянув в терминал сказала «Мест нет» есть на следующий (Москва-Северобайкальск) мы начали препираться, я ведь точно знал, что места есть, и, в конце концов, она взяла паспорт и набрала в экспрессе запрос на продажу введя мои данные, и указав вагон. Нет, ошибка, мест нет, и без вагона тоже мест не было. Я в курсе в стране внедряется Экспресс-3, но последствия для железной дороги, по-моему, удручающие. Впечатляет, места фактически есть, больше чем пол поезда пустые, а не продаются, причем чуть более чем за десять минут до поезда. Спорить, разбираться, искать правду, уже не было времени, стоянка поезда две минуты и надо в него вписаться.
На удивление по расписанию, со стороны плотины, показался электровоз семейства ВЛ-80 и длинный состав. По радио объявили что-то вроде «по нечетному у входного» кажется, и поезд красиво так изогнувшись, подполз к платформе. С местом остановки штабного вагона я почти угадал (а схема состава у меня была) и спросил у вышедшего проводника, где я могу найти начальника поезда. Собственно уже когда спрашивал, заметил седовласого крепкого человека, который спускался, и по виду которого было понятно, что именно он начальник поезда, так и оказалось, хотя проводник не сразу на него показал, а стал спрашивать что мне нужно, но пока он спрашивал, я уже заговорил с ЛНП. Собственно взял он меня без вопросов, единственное спросил, хочу ли я ехать в плацкарте или купе. Я выбрал купе, и он оставил меня в штабном вагоне.
В вагоне был порядок, зановесочки-коврики, по внутренней сети транслировалась приличная музыка, меня подсадили в купе к каким-то теткам, занимающимся сетевым маркетингом и ехавшим до Коршунихи-Ангарской (что должна была быть в два часа ночи). Расчет с начальником поезда был на удивление формальным, он посмотрел свои таблицы с ценами, посчитал, и назвал сумму, практически совпадающую с тем, что я планировал (согласно данным экспресса), однако учел еще и комсбор (берущийся в таких случаях). Хотелось есть, но в ресторан идти показалось странным, а у проводников ничего не было, пришлось ограничиться чаем с сахаром. Тетки спать не собирались, и очень мешали своими разговорами, это был первый мой случай на маршруте когда я ехал в купе не один, но выбирать на этот раз не приходилось. В данном вагоне действительно не было больше свободных купе, а пообщаться с нач. поезда на тему сесть в другой как-то было лень, тем более казалось, что они вот-вот внемлют просьбам и утихнут, но нет. Дорога за окном была интересная, кругом были леса и холмы, красное солнце периодически пробивалось сквозь деревья, и иногда освещало открывшиеся виды на долины, все абсолютно необитаемо, ни дорог, и деревень, ничего к чему так привыкаешь, когда едешь в центре, или даже хотя бы по Транссибу. Так или иначе, скоро усталость взяла свое, и чуть позже (еще до этой ужасной Коршунихи) я отключился. Ночью тетки вышли, но на какой-то станции ко мне в купе посадили еще каких-то пассажиров, правда с утра, когда я проснулся, уже никого не было.
Утром спалось хорошо, но был слышен все время какой-то непонятный звук, и я связал его со звуком проезда по рельсам (в поворотах), такая замечательная песня, как будто какой-то музыкальный инструмент, скорее духовой, а может и струнный. Для меня остается загадкой, почему на всем БАМе эти звуки отличаются от аналогичных характерных звуках в других местах, может быть подобрались какие-то специальные стандартные радиусы поворота и скорость движения поезда, но визуальной зависимости между радиусами, скоростью с одной стороны и звуками с другой не было заметно, поэтому вероятнее конечно особый состав сплава, имеющий нужные собственные частоты или что-то в этом роде. Звук я начал слышать, проснувшись при подъезде к Северобайкальску, а закончился он только после Тынды, и еще раз появился при подъезде к Ванино.
Да, возвращаясь к тому утру, вокруг были высокие горы, чьих вершин не было видно за облаками. Мы были ощутимо выше уровня моря, и под мостами над небольшими горными речками, по берегам, то здесь то там, были заметны остатки снега (а это было, напомню, середина июня), окна в вагоне не везде были закрыты до конца, и чувствовалось что воздух был еще прохладнее чем в Братске. У меня было время и желание сходить в вагон-ресторан (он был недалеко). Не было уверенности, что он работает (все же последние дни пути поезда, и весь персонал уже, должно быть, готовится к законному отдыху) однако, это оказалось не так, ресторан работал. Приятно удивили цены, и еще один немаловажный факт (цены думаю следствие именно этого) – вагон ресторан был не только собственностью но и управлялся ОАО РЖД (ДВЖВ ДОП-_ номер не помню Тында) о чем были свидетельства напечатанные на меню, да и на чеке, который мне потом принесли тоже стояло РЖД. Я уже и забыл, когда последний раз видел такое. Как правило, ресторан в собственности или арендуется каким-нибудь ООО, которое занимается непонятно чем вместо того чтобы кормить пассажиров и зарабатывать на этом (потому как соотношение цена/качество заставляет даже платежеспособных граждан стараться избегать кушать там). Кроме меня, еще несколько человек соизволили позавтракать, в целом в ресторане было свободно, хотя, если оценить общую загрузку поезда, то это неудивительно. Несмотря на уже вероятно десятый день пути (вагон формирования Тынды, и сначала шел в Москву, потом только возвращался) выбор еще какой-то был, и мне удалось плотно позавтракать, что после нескольких прошлых голодных дней как-то хорошо запомнилось. Интересным фактом жизни ресторана была торговля на станциях, поезд делал остановки на две минуты и за это время работники ВР коробками разгружали пиво на станцию, где очевидно другие источники поставок менее выгодны. Удивительно, ведь более привычен процесс в более населенных местах, где наоборот, со станций торгуют для пассажиров поезда, создавая конкуренцию для Вагона-Ресторана.
На маршруте начал проявляться уклон вниз, солнце выглянуло из-за облаков, все больше зелени в пейзажах за окном, все теплее и вскоре мы подъехали к Северобайкальску Глава 17. Северобайкальск Приехали на вокзал, Байкала ни где не было видно, но по логике вещей (географической) я ожидал, что он будет справа. Немного смущал тот факт, что вокзал и сам город был расположен слева. Поднялся на путепровод (мостик) сходил на вокзал, там был терминал для проверки свободных мест, удивило, что на нужный мне поезд Северобайкальск-Новая Чара мест оставалось совсем немного (даже купейных) я не придал этому особого значения (наверное, на брони лежат, или еще что, по данным анализа практически за любой день их прямо перед отправлением бывало много) и побродив зданию вокзала (вполне ничего, чисто и на таком не страшно было бы сидеть продолжительное время) отправился на поиски берега. Для этого надо было пройти назад по мосту через пути, причем через все, а их на станции что-то около двенадцати, очень длинный мост, а за ним какая-то дорога и лес. Было немного странно, но я в согласии с собственными размышлениями пошел именно в лес, где скоро увидел указатель, подтверждающий мою правоту. Северобайкальск, указатель в лесу. Фото Петра Малахина, 2006г.
          Лес оказался совсем небольшим, и прямо не сходя с заасфальтированной дорожки, я вышел к Байкалу. Зрелище было выдающимся, озеро, а в дали сквозь дымку едва видны заснеженные горные вершины, берег был достаточно крутой, и я не без труда спустился к воде (метрах в двухстах была автомобильная дорога, постепенно спускающаяся к пляжу, но интереснее был более короткий путь). Берег был усыпан волунами, вода абсолютно тихая, гладь везде, куда можно посмотреть. Я пошел вдоль берега, просто гуляя и наслаждаясь реальностью. Со стороны берега везде был обрыв, а сверху хвойный лес. Я прошел сколько-то, до состояния куда не посмотришь не увидишь ни одного человека, ни даже какого либо намека на цивилизацию, и решил искупаться. Вода, очень холодная, но больше всего поразило какое-то ощущение чистоты и мягкости этой воды. Никогда ранее не доводилось ощущать такие чувства от купания, плаваешь, и чувство как будто какой-то крем, облегчение, вроде и раньше кожа не болела, а там просто приятно от самого соприкосновения с водой. Ну а чистота воды лучше ощущается после, когда выходишь, и понимаешь, что стал чище, чем был, никакой грязи на теле от воды. Как уже написал выше фактически не с чем сравнить, по крайней мере озеро Lago Maggiore в Альпах не оставило такого приятного впечатления, и было конечно же грязнее (точнее просто по сравнению с Байкалом оно грязное а Байкал чистый). Очень много было комаров, однако у меня предусмотрительно было средство. Скоро и оно не потребовалось – пошел дождь, и я повернул назад.
Обратная дорога показалась короче, и вскоре я вернулся к вокзалу, а далее и вышел в сам город. Однотипные невысокие дома-коробки, широкие улицы, ветрено, периодически накрапывающий дождь. Поднимаясь в противоположную от Байкала сторону, вскоре я вышел к очевидно центральной площади. Хотелось пообедать, и на выбор было три кафе, я выбрал географически среднее (называется, кажется, «Айна»). Цены в меню были действительно низкими, и я обнаружил там «еду-эндемика», омуля, подумалось, что его, наверное, не будет в наличии, но омуль был. Надо сказать, что до этого я как-то не представлял, что его едят в таком виде, привычно соленый, копченый Омуль, а тут свежий приготовленный в микроволновке (о чем была сноска в меню). И это было действительно вкусно, очень нежное мясо с тонким вкусом, описывать бессмысленно, но если у меня будет когда-нибудь еще возможность, то непременно воспользуюсь. После обеда немного погулял по городу, но его размеры не позволяли занять себя этим дольше, и так как день был рабочий, то мне желательно было выйти в Интернет и проделать необходимые по работе дела.
Найти Интернет-кафе оказалось несложно, оно было в филиале какого-то Братского ВУЗа, показалось удивительным, и сам то Братск не особо большой город, скорее стоило ожидать филиалов институтов из более крупных регионов в Братске, но здесь был именно филиал заведения из Братска. Наверное, повезло немногочисленным студентам из Северобайкальска, ведь все населения города что-то порядка 30 тыс. человек, и в центральной части России хорошо, если школа будет рядом (хотя конечно будет) а тут высшее образование под боком. Но, так или иначе, в подвале можно было найти компьютер и выйти с него в Интернет. Однако, возникли проблемы с блокировкой нужных мне портов, пришлось разбираться, разбирательство пошло вверх до единственного реального (кроме Сибирь-Телекома) в городе Интернет-провайдера, в офисе (да собственно там же располагалось и оборудование этого провайдера) которого выяснилось, что сделать ничего нельзя, на что ушло часа два, по диагнозу порты блокировались выше, у Сибирь-Телекома, факт показался мне сомнительным, но с разбирательством пришлось закончить. Следующий выход в Интернет, возможен не ранее Хабаровска, но что делать.
Отправился на вокзал за билетами, но тут меня ждало разочарование, билеты на поезд почти закончились, остались только два верхних купе и общий вагон. Я взял верхнюю полку, все же хорошо, что они вообще были. Состав был больше, чем это обычно бывает по схеме, два купейных вагона, два плацкарта и общий. Думаю, ажиотаж был связан с тем, что это была пятница, и счастливые люди, которые нашли работу в Северобайкальске, возвращались домой в поселки на БАМе на выходные. Визуально 80% пассажиров были железнодорожники, они еще покупали, точнее брали, билеты на основе своих бумажек в кассах, кассир когда брала у меня деньги кажется даже удивилась. На станциях на БАМе я ни разу не видел, чтобы кассир выписывала страховку, кажется, там их вообще нет, и вообще отношение ЖД персонала к пассажиром в среднем гораздо лучше, полагаю, что это связано с тем, что они там друг другу свои.
За оставшееся время я пошел в комнаты отдыха, где оказалось можно принять горячий душ (на что собственно я и надеялся, но опасался его отсутствия). И закупился в палатке небольшим количеством еды, так как вагона ресторана в схеме состава, разумеется, не было предусмотрено. Состав грузопассажирского (по классификации экспресса) поезда 956 подали задолго до начала посадки, и, отбиваясь от комаров, я сидел на лавке на платформе и разглядывал поезд, и именно так заканчивалось мое пребывание в Северобайкальске. Часть 3. Северобайкальск-Хабаровск Глава 18. БАМ, грузопассажирский поезд 956: Северобайкалск-Новая Чара Посадка в поезд как обычно, общий вагон берут штурмом, но и в остальные толпа, странно, железнодорожники уж должны сами то знать, как подобает вести себя пассажирам, ну не буду судить строго. Минут за пятнадцать прицепили электровоз, и я отправился на посадку. Вагон был очень чист, везде коврики, занавесочки. Судя по шумным разговорам молодых людей приходящих из общего и плацкартного постоять в проходе купе (что конечно мне, пассажиру этого вагона, было не особо приятно) в вагоне ехали их железнодорожное начальство. Но однако, со мной в купе оказалась какая-то представительница местных народов с маленьким ребенком следующие до Северомуйска, никак на железнодорожников не похожие, впрочем их ценностью оказалось то, что они были тихими, и ничем не помешали мне созерцать окружающие красоты. Особенно красиво было возне Нижнеангарска, и чуть далее, из окна виден бескрайний Байкал, множество туннелей, скалы и косые лучи солнца, освещающие само озеро и заснеженные вершины горных хребтов едва видных в дымке за Байкалом (восточнее). На первой станции, на которой можно было выйти (кажется Кичера) я вышел, и к удивлению, заметил среди пассажиров вывалившихся на платформу иностранных туристов снимающих на свои камеры с безумными объективами, если быть точным заметил одного такого туриста. Заранее оговорюсь, что далее, в конце маршрута его уже не было.
Прошлую ночь поспать удалось немного, поэтому дольше следить за дорогой сил особо не было, и я заснул. Глава 19. Новая Чара Новая чара для меня был очень важный пункт. Давно хотелось попасть в горы, и однажды ткнув пальцем в карту России, на место где есть и вершина и железная дорога, я долго исследовал район подробнее в Интернете. Информация, имеющаяся у меня была достаточно скупа, но в целом я представлял, как попасть в горы.
Совсем мало записей я вел прямо по ходу путешествия, приведу здесь один из таких фрагментов без редактуры:
Утро я опять встретил один в купе, на этот раз сон отнял еще больше времени, взглянув на часы обнаружил, что проспал Куанду. Но за окном царили тучи, поезд временами просто зарывался в них. Все время шел дождь, и даже в купе проникал холод. Мне предстояло принять сложное решение. Одна из главных целей моей транспортной экспедиции оказалась, что называется под вопросом. Предпринять восхождение в таких климатических условиях без подготовки и снаряжения не только большой риск, но и просто очень сложно. А кроме того, обидно, потому что все красоты скрыты облаками. Плюс сложности с ориентированием, мокрые камни и необходимость обязателно продолжить маршрут (съем с него в виду например порчи одежды или травмы грозил чрезвычайными расходами, да и невыполнение мисии добраться до Тихого океана было бы большим провалом). Вообщем будучи реалистом я проехал до самой Новой Чары и пошел в гостиницу.
Место было только в трехместном номере, и я сразу пожалел, что не пошел вверх под дождем, уж больно противно все в этой гостинице.
Попытался найти выход к пескам, но как-то видно не туда пошел, да и собственно пески после дождя очевидно представляют собой грустное зрелище, и что немаловажно, перейти Саккукан вброд после дождей проблематично и опасно. И от этой идеи пришлось отказаться.
А что делать в этом поселке за тысячи километров от нормальной цивилизации. Единственное интресное место - краеведческий музей, там пообщался с сотрудником который организует разнообразные туристические мероприятия в районе. Немного рассказал мне про возможности. Про то что на Кодар регулярно водит туристов, за прошлый год набралось полторы тысячи (включая тех, кто ходил самостоятельно, а только регистрировался у них). По итогам его рассказа можно только поразиться. Население немногим более десяти тысяч раскидано по огромной площади. Траснпортное сообщение есть далеко не во всех пунктах. Скажем какой-нибудь Верхний Коллар - завоз раз в год по зимнику, вертолеты только на заказ, и дороги нет, хотя есть "направление", но иногда и его выдержать мешает река, для траснпорта подходит зима, но даже зимой никаого регулярного движения нет.
В этих условиях странным мне кажется налчие рейса из Читы в Чару, три раза в неделю, летает Ан-24 не такой уж маленький самолет
Ну а для большинства населения поддержкой является БАМ, поезда ходят регулярно (хотя ПДС не каждый день) и вообщем охватывают значительную часть населения. Если подумать, то это конечно отнюдь не самый обделенный транспортом район, но все же есть несколько поселков совсем отрезанных от цивилизации. населяют их в основном эвенки, которые по сути неоднородны, Тунгусы промышляют охотой и рыбалкой, Рычалы (кажется так) оленеводством (хотя и тунгусы имеют оленей). Русские же - железной дорогой. Влияние ЖД здесь тотально, кажется она единственный носитель цивилизации в эти края.
В Чаре нет мобильной связи, чтобы позвонить в Москву я пошел в переговорный пункт. Связь недешевая.
Вечером распогодилось, и я отправился еще раз в сторону Чары, но по дороге на меня напали осы. Даже не знаю, что страшнее для меня осы или медведь. Правда по счастью эти твари меня не покусали, но некоторое беспокойство я испытал, более десятка здоровых жужащих гадов вьются и тыкаютя в меня с непонятной целью, а главное их число прибывает. Я плюнул и развернулся назад. Видимо не судьба мне прогуляться на природе.
Ну а позже я решил навестить, кажется, единственное в поселке едейное заведение. Получилось достаточно забавно. Днем это была обычная столовка, а вечером декорации сменили, задернули столовское за жалюзи, включили друое освещение, и даже тетушка стоявшая на раздаче сменила грязный халат и морду кирпичом на цивильную одежду и любезную улыбку. И, в добавок, хочу отметить, что они там делают отменные пельмени. Новая Чара, вид на Кодарский хребет из окна гостиницы. Фото Петра Малахина, 2006г.
          К этому рассказу написанному прямо в Новой Чаре хотелось еще добавить:
          В Новой Чаре есть три отрасли: ЖД, строящийся нефтепровод и туризм. И возможно именно поэтому этот крохотный поселок получил даже гостиницу, и в целом его инфраструктурным возможностям могут позавидовать многие даже города (есть и аэропорт и ЖД, есть возможность привлекать туристов, крупная станция, а еще и одна из баз постройки нефтепровода теперь). Однако нахождение там было чрезвычайно скучным. Единственное – отменный вид из окна номера (хотя номер это громко сказано) ходить особо некуда, транспорт – автобус ГАЗ (что удивительно) п. Чара – Новая Чара (Новая Чара больше по населению, и там вокзал, а в старой Чаре аэропорт) причем так сложилось его расписание и мой поход в музей, что съездить в саму Чару не получилось. Позабавил так же магазин с терминалом для приема карт (очевидно на них выплачивается зарплата сотрудникам РЖД) и одновременно счетами, технология работы – считаем на счетах и выбиваем сумму на терминале для карточки.
Я рассматривал вариант удрать еще вечером на рабочем поезде до Хани, так как хотелось прокатиться на этой категории поездов по БАМу, но было немного страшновато потерять тёплую койку ради непонятно какого будущего с ночевкой на этой загадочной Якутской станции. Глава 20. Новая Чара-Тында Утро выдалось погожим, времени до поезда было немного, но вокзал в двух шагах. Кассы на вокзале имели специфический режим работы в силу небольшого количества поездов (работали в основном перед поездом, ну и еще какие-то выделенные часы по рабочим, для предварительной продажи). Мне нужен был поезд Кисловодск-Тында, однажды я уже ездил этим поездом, но совсем на другом участке, Пенза-Лиски, немного удивительно видеть тот же поезд за более чем 5000 км. Работал терминал, по которому я нашел вагон, в котором все места вообще согласно Экспрессу были свободны, и именно в этот вагон я попросил себе место (увы билеты были только с указанием мест, а значит дороже на сумму ком. сбора) и вышел на платформу ждать поезд. Горы Кодара были так же (как и из окна гостиницы) отлично видны, было относительно прохладно и очень приятно смотреть на заснеженные вершины. Поезд пришел с опозданием минут на 10, но я все же был уверен, что стоянку значительно не сократят (по расписанию 25 минут, значит, вероятно, будут менять локомотив) и не заходил в вагон, пока была возможность.
Вагон был купе, прицепной сообщением Кисловодск-Нерюнгри, проводница, разумеется, с неохотой (вероятно совсем не ожидала, что кто-то сядет) открыла купе в точности то, на которое у меня было место. Мы поехали, весь вагон был в моем распоряжении, участок Новая-Чара-Икобья, и далее Икобья-Хани, показались мне очень красивыми, и я постоянно выходил в коридор, чтобы посмотреть через открытое окно (было холодно отрывать его в купе, а куртку то я оставил в Иркутске) на другую сторону.
Множество туннелей и мостов, по берегам рек под мостами лежит снег, в основном хвойные деревья, каменистая почва, местами проглядывала дорога, тот самый автомобильный дублер БАМ, про работоспособность которого мне рассказывал в Новой Чаре в краеведческом музее Дмитрий, на самом деле работоспособности у него нет, многие мосты разрушены, и дорога местами совсем сходит не нет, до такой степени, что проще ехать совсем не по ней. Если задуматься - удивительный памятник сражению цивилизации и природы. Цивилизация отвоевала дорогу, автомобильную и рельсы, но природа захватила автомобильную назад. Понятно, когда сам БАМ строили дорога использовалась, сейчас же она, конечно, тоже была бы нужна, но средств на её поддержание, людей готовых этим заниматься, очевидно, недостаточно, и дорога протяженностью в тысячи километров просто пропала, она еще есть на некоторых картах, даже у меня дома на карте обозначена, но и визуально с поезда видно, что это уже только история.
Солнце поднималось все выше, рельсы опускались все ниже, становилось теплее. Въехали в Республику Саха (не уверен за склонение), и первая длинная стоянка – Хани. Относительно крупная станция, и очень красивое место. Котловина со всех сторон окруженная высокими горами (сами горы может и не очень высокие, но склоны крутые, поэтому ощущение котловины очень сильное, кроме того, несмотря на их незначительную высоту, климат там наверху суровый, и лежат снега, что создает дополнительное ощущение их мощи, учитывая обилие зелени внизу). Походил по поселку, несколько домов-коробок и все. Удивительно, как в таких местах выживают люди. Заметил единственный грузовичок с якутскими номерами, хоть что-то выдающее, что попал в другой субъект федерации. Как и читал об этом, пассажиры выстроились в очереди к телефону на вокзале (здесь звонки в Якутию считаются местными, соответственно значительно дешевле).
В Новой Чаре я ничего не взял поесть, а ВР уже действительно не работал (последний день) поэтому хотелось исправить эту ошибку в этой долгой стоянке. Несмотря на казалось бы полное безлюдье вокруг, были бабушки продававшие пирожки, работал магазин, где можно было купить лапши и воды, и в этом смысле Хани оказалось полезным местом, но надо сказать, что осталось ощущение – 40 минут вполне достаточно для пребывания здесь, хотя любоваться красотами можно сколько угодно долго, но в остальном делать было решительно нечего. Республика Саха (Якутия). Станция Хани Д-В ЖД. Фото Петра Малахина, 2006г.
На этой станции в купе ко мне (хотя был полностью пустой вагон) проводница посадила какого-то человека. Я, было, сначала подумал, что это зайца сажают (ведь не может же Экспресс продать билет на место в середине вагона, при пустых первых двадцати) или проводница поменяла место человеку, чтобы не убирать лишнее купе, собрался даже жаловаться, переписал телефон и адрес их ДОПа из висевшего в вагоне расписания, но потом мне пришла простая идея, что человек это практически наверняка железнодорожник (а кто еще без вещей, только с сумкой, может сесть в Хани, навряд ли такой же турист, как и я), конечно ему тоже положено выписывать билет, но думаю это несерьезное нарушение.
После Хани пейзажи некоторое время все еще оставались горными, рядом, то справа, то слева едва заметным горной речушкой бежала Нюкжа, я быстро сбился со счета мостов через неё, которые мы проезжали. Течение было очень сильным, а русло по берегам кое-где усыпано крупными валунами. Вызывает сомнения, каким образом мелкие мостики выдерживали период паводка, единственное оправдание, что снега там наверху на этой широте не таят никогда, и такого уж сильного потока по этой реке не будет.
Днем была еще длинная стоянка на станции Юктали, но купить там ничего было нельзя, да и смотреть особо не на что (по сравнению с Хани). Далее Нюкжа постепенно расширялось, были интересно смотреть, как быстрая горная река превращается в широкую водную гладь, но свой характер она явно сохраняла, по берегам было видно насколько быстрое течение. Вместе с руслом реки опускалось и железнодорожное полотно. Горы становились все более похожими на холмы, а среди видов из окна все чаще стали мелькать населенные пункты. И они уже не походили на те инопланетные базы в глубине БАМа, Амурская область на западе оказалось не такой уж и безлюдной, хотя все, разумеется, относительно, и возможно это было лишь субъективное мнение. Мы ехали на восток, и поэтому темнеть начало значительно раньше, чем накануне. Показался большой город, промышленные строения, примыкающая ветка ЖД, и это была Тында.
Приехали уже затемно, и разглядеть что-то вокруг было проблематично, поэтому я практически сразу отправился в здание вокзала. Здесь ко мне сразу прицепился тип, не совсем трезвый, одетый в какое-то рванье, и размахивающий корочкой. Попросил мои документы, стал рассматривать паспорт, московскую регистрацию, и интересоваться, что я тут делаю. Надо сказать, что вид у меня был туристический, здоровый фотоаппарат на шее, рюкзак (правда, небольшой) за плечами. Я не особо поверил, что он действительно из милиции, но разговор не пришел к столь ожидаемому мной вымогательству денег. Я объявил свои намерения уехать в ближайшие несколько часов в Хабаровск, и хотя билетов у меня не было, но я их планировал купить. Гражданин посоветовал мне не фотографировать на станции, что, впрочем, было и без его советов невозможно, ввиду отсутствия освещения и имеющейся у меня техники.
Я посмотрел наличие свободных мест на нужный мне поезд Нерюнгри-Хабаровск, и, огорчившись тому, что нижних уже не оставалось, решил поспешить с покупкой того, что есть. Отстоял в небольшой очереди, и смотрю, неужели БАМ кончился, страховки выписывают, но я попросил без, и мне выписали. Моей следующей задачей было найти душ, что оказалось совсем несложно, на втором этаже были комнаты отдыха, и душ с горячей водой. Из интересных свойств вокзала, я заметил рекламную вывеску, говорившую о возможности доступа в Интернет, но, увы, был поздний вечер, а заведение работало только до восьми. Кроме того, был буфет, работающий, где можно было относительно недорого купить бутерброд с сыром и сок.
Ближе к отправлению, я еще раз решил проверить, не появилось ли каких-нибудь новых мест, и ура, есть два нижних. Зная правила, я сразу же в кассе попросил переоформить мне, тут уж кассир не удержалась и до-выписала мне страховку при переоформлении, до этого я был не в курсе, что такое вообще возможно, поэтому не отказался заранее, ну и после не стал требовать её погасить. И далее я сел ждать отправления, но тут ко мне опять подошел местный сотрудник милиции и попросил у меня документы. Здесь надо сказать я совсем расстроился, но документы дал. Оказывается, на этот раз мне необходимо было стать понятым. Меня отвели в подвал, за железные решетки (было не очень приятно, ну не доверяю я до конца нашей милиции, а до поезда оставалось минут сорок, что спрашивается мне тут в Тынде потом сидеть) но вот процедура обыска какого-то гражданина Азербайджана с просроченной регистрацией. И тут действительно присутствовал кадр, который интересовался мной сразу по приезду, стало быть, он был настоящим. Удивительно как ему разрешают в такой одежде работать. Обыск проходил честно, нашли деньги, ценности, пересчитали, оформили протокол, дали подписать мне и другому понятому, подумали, что делать с нарушителем, ничего не придумали, и просто отпустили его, как собственно и нас.
Объявили поезд, и я пошел на посадку. Еще с перехода заметил вагоны Томмот-Хабаровск, подумалось, что когда все же достроят дорогу до Якутска, надо будет обязательно проехаться. Спустился на платформу и вижу, с одной стороны поезд Нерюнгри-Хабаровск, и с другой стороны точно такой же поезд очевидно Хабаровск-Нерюнгри. Было темно, понять, где какая сторона света сложно, да собственно ввиду отсутствия локомотивов, непонятно какой поезд куда поедет, сначала я нашел свой десятый вагон, уже собрался садиться, дал проводнице билет, и она уже готова была меня пропустить (удивительно, как она на билет смотрела), но я на всякий случай спросил, в Хабаровск ли поезд, оказалось что нет, подумалось, что весело бы было, если бы я уехал в другую сторону. Но к счастью все обошлось, нашел действительно свой вагон, попросил проводницу сразу белье, купе было совсем пустым, я расстелился. Обратил еще внимание, что знакомые милиционеры, что проводили обыск, тоже поехали в этом вагоне, и заснул, кажется еще до отправления поезда. Глава 21. Тында-Хабаровск Разбудили утром меня новые пассажиры, мамаша с дочкой. Вставать совсем не хотелось, и я еще долго валялся, прикидываясь спящим, станций с длительной стоянкой не предвиделось так рано, поэтому делал это без особых сожалений. Тем не менее, хотелось поскорее взглянуть Транссиб. Глядя в окно, я видел относительно часто появляющиеся деревеньки, станции, кипящую жизнь. Остановки часто, Гудачи, Гонжа, везде садятся и выходят пассажиры, правда, не из нашего вагона. К Магдагачи я оделся. Утреннее солнце светило на голубом безоблачном небе, день обещал быть жарким. Когда мы остановились, я обратил внимание, что к соседнему пути прибыл пригородный, причем последним вагоном там был а-ля бичевоз с КБЖД, т.е. товарный вагон, и из него вываливалась толпа людей, и, судя по цивильной одежде, это не были железнодорожники. Интересный факт, нигде до этого не слышал. Из пассажирских вагонов тоже вышло много людей.
Я вышел погулять по платформе и поселку. Зашел в магазинчик уже даже не на вокзальной площади, а чуть далее по улице. Из нужного мне там были свежие сдобные булочки и кефир, а так же пункт пополнения МТС. Последним я правде не воспользовался, так как не знал, сколько надо пополнять, и у меня отлично работал Мегафон. Улицы поселка возле вокзала достаточно симпатичные, утопали в зелени, и пройтись после суток уже в поезде было приятно, но надо было возвращаться, мы поехали далее. Вскоре стало действительно жарко, и здесь я порадовался конструкции вагона – это был старая продукция Тверского завода, переделка из плацкарта, и окна открывались очень широко, почти на треть, нет, вагон, конечно, мог бы быть с кондиционером, но раз уж так у нас повелось, что работающий кондиционер редкость, то хорошо, что окна открываются.
Посереди этого жаркого дня была стоянка в Шимановской. Небольшое строение вокзала и большая площадь, где активно велась торговля всем, на этой станции даже продавали молочные коктейли. Интересно, что именно здесь я стал обращать внимание, что на дальнем востоке процент военных гораздо больше, чем в других частях страны. Куда не посмотришь – везде солдаты. Еще в Шимановской стоял, очевидно, на отстое экспресс до Благовещенска, с мягкими креслами. Пейзажи за окном особой разнообразностью не баловали, остановки частые, но короткие, следующей крупной станцией был Белогорск. Станция оказалась в достаточно большом населенном пункте, много улиц, многоэтажные дома, общественный транспорт. Интересно было зайти на вокзал, действительно отсюда ходят пригородные до Благовещенска. И еще я все искал подавляющее влияния Китая на этих территориях, то о чем трубят СМИ, но ничего такого особого я не заметил. По крайней мере, дубляжа надписей иероглифами нет. Это та же страна, что и в Рязани, сильнее мне показалось, например казахское влияние в Омске, впрочем, это субъективно. Да к тому же еще в Белогорске я первый раз увидел официальную праворульную маршрутку. На привокзальной площади есть магазины, в т.ч. и книжный, но я туда не пошел, предпочитая прогуляться по улицам.
Мы отправились далее, и последней станцией с длительной стоянкой на маршруте была Бурея. Начало смеркаться, еще сотни километров к востоку, еще раньше темнеет. К моменту остановки уже хотелось кушать, и Бурея была последним шансом чем-то поживиться. Здание вокзала было деревянным, окруженное толстенными елями. Там внутри ничего такого не оказалось, на станции тоже ничем интересным съестным не торговали (я не рисковал покупать с рук мясопродукты в такой жаркий день) , а вот магазинчик рядом был, правда с нашего поезда быстро набежало народу на очередь, но хоть и стоянка 15 минут, подумалось, куда поезд уедет без такого количества пассажиров, да и проводников, что в очереди. Холодное пиво, хлеб, мясная нарезка, вот на что можно рассчитывать в этих загадочных краях, стоянка в Бурее у большинства поездов – 2 минуты, поэтому возможность побывать здесь предоставляется только воспользовавшимся нетривиальными маршрутами. Вскоре окончательно стемнело, и я не упустил шанс немного поспать.
Следующее утро было не менее солнечным. Я все еще двигался на восток, и минувшая ночь съела еще один час, поэтому страшно хотелось спать. Мы проехали мост через Амур. Это действительно показалось технологическим чудом, огромнейшая река, причем несколько проток, и огромнейший, соответствующий реке мост. Поезд движется по мосту с не очень большой скоростью и кажется, что это движение длиться очень долго. Вдалеке виден такой же почти мост, только для другого пути. Меня немного поражает, неужели легче построить два таких гиганта-моста, чем один, но для двух путей. Вода в реке мутная, много зелени в прибрежных к островам водах. Остается совсем немного времени до прибытия, и я собираюсь. Глава 22. Хабаровск На станции Хабаровск стоит состав из Владивостока, чувствуется, что океан уже близко. Здание вокзала, как это у нас обычно принято, находится в состоянии ремонта, поэтому жуткая неразбериха, все неудобно, но тем не менее, я предпринимаю попытку найти нужную мне железнодорожную гостиницу «Экспресс». Поднимаюсь на последний этаж, однако там только комнаты отдыха, и их комфорт совершенно не вяжется с восторженными пресс-релизами об открытии интересующей меня гостиницы, поэтому принимаю решение считать, что это не гостиница, и убираюсь с вокзала. По заведенной схеме первое, что я ищу – карта города. Её удается найти в одном из киосков на привокзальной площади. Внимательно изучаю карту, на ней есть указатели гостиниц, но нужной мне гостиницы там нет. Печально, но поселиться всегда можно, и я отправляюсь на поиски. От вокзальной площади к реке идет длинный проспект, в середине сквер, и захожу в этот сквер, и решаю не пользоваться пока общественным транспортом. По улицам справа и слева стучат по рельсам трамваи.
По дороге мне встречается какая-то гостиница, но достаточно дорогая и номера есть только двухместные. Я более творчески подхожу к перечню гостиниц на карте и делаю заключения, что одна из них, несмотря на несовпадение названия, может быть именно то, что мне нужно и иду туда. Идти достаточно далеко, но время есть, хотя и солнце уже начинает припекать. В конце концов, я дохожу до объекта, и действительно это оказывается современная гостиница ЭкспрессДВ, очень приятно отремонтированная, с доступными (для такого уровня) ценами. Я взял шикарный номер за 1900 рублей (было всего два вида, и первый за 1300 не гарантировал кондиционер), огромный номер, там были даже набор ложек (стандартные фичи дорогой гостиницы присутствовали). Единственным но очень большим минусом гостиницы было отсутствие завтрака, да и вообще отсутствие ресторана, была только столовка, но еда там не вызывала никакого аппетита. Хотя даже если бы завтрак был, я бы не смог им воспользоваться, так как поезд у меня был очень рано. Я поселился и отправился гулять по городу.
Набережная Амура отделана очень неплохо, проспект Муравьева-Амурского имеет очень нарядный вид, фасады зданий не везде конечно, но на проспекте, и во многих других местах отремонтированы, в принципе архитектура конечно не старая, но есть на что посмотреть. Приятен и ландшафт, крутой берез Амура с которого можно долго разглядывать реку, и сквер рядом. И некоторые улочки, ведущие на площадь рядом, имеют очень крутой угол подъема.
Посетил и речной вокзал, само строение просто ужасное, но речное сообщение живо, есть пригородные рейсы, есть челночные в Поднебесную, есть и туристические маршруты. А вот с ресторанами в городе есть проблемы, ничего, где бы я без страха и помпезности мог пообедать, не увидел, однако все же какой-то пивной бар на европейский лад нашелся, правда, там было дорого, но покушать нормально было можно. Категорически отказывался работать GPRS, а на почте доступ в Интернет был только с заблокированными портами, что не позволило мне сделать необходимые дела и напрягало. В сервис-центре Мегафона покрутив мой телефон, сказали, что виноват он, и показали другой телефон, с которым все работало. Но так как я ничего не менял и далее на маршруте оно все же заработало, я все же склонен считать виновным именно дальневосточный Мегафон.
Автомобили в Хабаровске уже на 80-90 % праворульные. Маршрутки и автобусы в основном леворульные. Очень помпезная площадь с краевой администрацией. Все же самые интересные районы сосредоточены достаточно компактно, и, наверное, мне удалось обойти их. На проспекте меня остановили корреспонденты местного телевидения и попросили в камеру сказать, как я отношусь к тому, что сегодня самый длинный день, плохо помню, что я рассказал. Не дожидаясь пока стемнеет, я вернулся в гостиницу и отключился.
Поезд был рано утром, поэтому встал я, когда в Москве еще не случилась полночь. Утренний Хабаровск был приятнее дневного тем, что прохладнее и безлюднее. В качестве средства достижения вокзала я выбрал ноги, за полчаса я добрался до станции, при подходе обратил внимание, что трамваи уже ходили. Закупил немного продуктов на завтрак и пошел к поезду, к счастью на этот маршрут билеты у меня были приобретены заранее, и я не беспокоился по этому поводу. Часть 4. Хабаровск-Южно-Сахалинск-Москва Глава 23. Хабаровск-Ванино Наш состав (поезд №351 Владивосток – Советская Гавань) уже стоял на платформе, до отправления оставалось пять минут, проводница моего вагона №11 КУ держала уже лестницу поднятой, однако ей пришлось потрудиться опустить её, кроме меня в вагон прямо перед отправлением сел еще один пассажир. У меня было заранее закупленное место №37 в служебке, и, учитывая, что и вагон будет продаваться последним, и 38 место будет продаваться последним в этом вагоне, хорошие шансы ехать одному. В вагоне (коричневый амменсдорф, не такой уж и древний) несмотря на утренние часы, было невероятно жарко. Я было даже подумал, что может быть не работает кондиционер (так как окна в коридоре были открыты) однако вскоре мы поехали, проводница закрыла окна, и из кондиционера повеяло прохладой. Стоит заметить, что в составе это было два вагона КУ, при этом кондей работал только в нашем, так что можно считать, что крупно повезло. А остальные купейные (ну и, разумеется, плацкартные тоже) вагоны были старые Тверские, за исключением штабного, в которых кондиционер вообще не предусмотрен.
Наполнение вагона было почти полным, при поступающих в продаже 34 местах занято было 31, но в моем купе, как я и планировал, никого не было, правда такой расклад свободных мест допускал, что где-то оно (соседнее место) все же будет продано. Опять проехали мост через Амур (в обратную сторону) и через какое время я начал замечать, как главный ход оставался слева, а мы уходили на ответвление. Первая станция с продолжительной стоянкой – Волочаевка-2. Казалось бы, на этой станции, загруженной грузовыми составами, и находящейся на отдалении от населенных пунктов останавливаются всего несколько поездов в сутки, и не стоило бы ждать возможности чего-либо купить, но все оказалось совсем напротив. Я пожалел, что не имею привычки плотно завтракать. Такого огромного выбора еды я не припомню на своей памяти, хотя станций проехал немало. Чего здесь только не было, различные фрукты/овощи, свежие, соленые, маринованные, сало, пельмени, курица, корейские/китайские салаты, и множество разнообразных горячих мясных и мучных (уж не знаю, может и из крахмала или рисовой муки) блюд различной кухни. Было порядком машин перед зданием вокзала, однако я бы затруднился так назвать эту станционную постройку. Собственно никакого вокзала не было, там было только место для дежурной по станции, а даже пригородных касс я не нашел. Да и пригородных там не то один, не то два в сутки, и может на это время открывается непонятная дверь в этом здании и там продают, но тут она была закрыта. Еще одной характерной достопримечательностью были комары. Их было невыносимо много, причем на солнце даже, за те немногие минуты, что я ходил по станции, при том одетый в рубашку с длинным рукавом они успели немало надоесть.
Но вскоре наш состав, сменив ЧС4Т на ТЭП70, отправился далее. Ехали медленно, многочисленные короткие остановки по деревням, иногда на остановках отключался кондиционер (если предварительно долго ехали медленно) но ненадолго, так что температура была комфортной, и можно было спокойно наблюдать за флорой дальнего востока. Все, кругом было зелено, встречались березки, местами были бескрайние поля, но иногда заезжали в лес. Эти несколько часов движения до Комсомольска-на-Амуре были достаточно скучны. Вагон-буфет работал, при этом цены были высоковаты, но качество пищи на уровне. Видимо в силу цен, практически никого не было. Конечно, у меня еда была включена стоимость проезда, но это был бесполезный сухой паёк. Немного жаль, что столько времени не было ни одной стоянки, но с другой стороны в этих населенных пунктах, где мы проезжали, делать было бы нечего, разве что радоваться природным красотам, но это прекрасно получалось и из окна поезда.
Комсомольск-на-Амуре – оказался большим городом, время на стоянку было больше часа, и я решил прогуляться осмотреть город. Карты у меня, к сожалению, не было, и найти её у вокзала не удалось, но времени немного, поэтому я просто шел, куда глаза глядят. Здесь, вероятно, недавно был сильный дождь и влага испаряющаяся с асфальта создавала иллюзию прохлады, и, кроме того, было относительно ветрено. Город приятно удивил меня, пусть только центр, но встречались дома, чуть ли не сороковых годов постройки, укрытые зеленью старых деревьев, милые дворики, такая общая незамысловатая обычная жизнь, встречались и новые дома, город как город, в нем не было видно той неестественности, которую я почему-то ожидал там увидеть, зная социальный контекст. С другой стороны это и понятно, все же город достаточно большой и уже достаточно старый, чтобы подчиняться общим законам.
По дороге к поезду я набрел на офис МТС, где мне захотелось узнать, сколько же мне надо заплатить за телефон, чтобы его разблокировали. Менеджер долго пытался созвониться с Москвой, пока я не предложил ему посмотреть в ИССА, что он и сделал, цифра у меня была, и я сообщил её Москву, где мне пополнили счет. Время пролетало незаметно, и мне надо было уже возвращаться на вокзал, чтобы продолжить поездку. Воздух в вагоне за время стоянки раскалился до невероятной температуры по ощущениям, удивительно на улице не замечаешь, как оно палит, а здесь в железном ящике сразу становится понятно. До отправления еще можно было ждать на улице, но проводница, как водится, загнала всех в вагон по расписанию, а поезд стоял и ждал. Но это продолжалось недолго, скоро мы поехали, включился кондиционер, и температура быстро нормализовалась. Глава 24. Встреча с Тихим океаном Видимо поезд забился людьми полностью, так как ко мне в купе подселили пассажира. Это был матрос с рыболовецкого судна возвращавшийся домой из Находки. На этот поезд отправлением из Находки (он там проходит) он опоздал, однако без проблем успел сесть на автобус и доехать до Комсомольска-на-Амуре, где уже оказался раньше поезда. Действительно, и кривой маршрут поезда, и его удивительно низкая средняя скорость делают такое возможным, даже не смотря на никое качество автодорог и тоже очень низкую скорость автобусов.
Больше станций я не ждал, но хотелось посмотреть на мост через Амур. Попутчик немного отвлекал разговорами, однако, во-первых: было интересно послушать, а во-вторых: вскоре он нашел себе компанию его подельников с того же судна. Мост был вскоре после выезда из города, Амур здесь совсем не похож на себя в Хабаровске, теперь это могучая река не раскидывающая своё русло по полям, а собравшая свои воды между высокими берегами, и цвет воды уже совсем другой, не такой мутный, но мост, несмотря на то, что место это значительно ниже по течению, конечно же, меньше по длине. Вставать опять надо было рано, так что, не дожидаясь, пока ночь сгущающейся тьмой сделает невозможным процесс осмотра окрестной, я лег спать.
Утром первое, что я заметил – запотевшие стекла в окне. Стало понятно, что климат поменялся. Я встал и у другого окна увидел море, Тихий океан, из-за которого вставало солнце. То, чего я ждал эти долгие дни, такая далекая цель достигнута, восточный край огромного континента, чувства победы над пространством, какого-то понимания целостности земли, осознания себя на глобусе охватили меня. Поверхность воды была гладкая, и очень захотелось поскорее туда, в море. Но мы подъезжали к порту, и пути отошли от берега, станция Ванино.
Ранее утро, хмурое, влажное морским воздухом небо. Народ из вагонов кинулся в зеленоватое здание вокзала, и я туда же. Важно было занять очередь в кассу на паром. Работающая касса с билетами одна, билет выписывается минут по десять, расписания паромов не существует, идут по наполнению (речь о наполнении железнодорожных вагонов, конечно же, не пассажиров). Очередь не очень длинная, но, постояв в ней пару часов, понял, что она бесперспективная. Возможно, так сложилось, потому что прошлый паром был давно. Паром, на который с таким ажиотажем продавали билеты, был на три-четыре часа дня, когда следующий неизвестно. Безусловное преимущество для тех, кто по брони, у них отдельная очередь, я тоже пытался из Москвы забронировать, но до кассы просто не дозвонился, здесь это аукнулось. В конце, после пяти-шести часов стояния я подошел к окошку и мне предложили палубное место, т.е. без каюты 14-15 часов, возможно в дождь, шторм, холод, и на пароме никаких особых кресельных мест не предполагалось, а даже если были, объем желающих людей был существенно больше. Я отказался, на меня посмотрели как на идиота, всем людям надо было просто уехать, и палубное даже лучше, так как дешевле, а у кого есть деньги просто летели самолетом.
По слухам, следующий паром должен пойти этой же ночью, но бронь на него не принимали. И, тем не менее, я даже обрадовался, а то совсем не оставалось времени на Ванино и Советскую Гавань. Принял решение и пошел гулять по поселку. Сразу за мостом через ЖД маяк, и от него вверх под крутым углом уходит улица. С этой улици открывается замечательный вид на сам маяк, здание вокзала, мачты кранов и все на фоне океана, на горизонте где-то там упирающегося в небо. Я стою и смотрю, как на краю земли, я понимаю, что ехал все время на восток и вот он, через многие тысячи километров обрывается в это загадочное марево, там за кранами. И знаю, что скоро отправлюсь туда в неизведанное.
Какое-то время шел дождь и я гулял под зонтом, не без труда нашел какой-то ресторанчик, но он был на спецобслуживании, банкет какой-то, но я уговорил персонал покормить меня, вкусно, и не сказать, чтобы дешево, хотя Ванино вообще разительно отличается от обычных населенных пунктов. Какой-то свой особый характер, есть места, где принимают кредитки, был в немаленьком книжном (карт нужных не было), большой выбор в барах, после обеда, например, я зашел в кафе и мог выбирать себе чай по чайной карте, и чай был действительно на уровне, и подан в чайничке. И все это просто в портовом ПГТ.
Но поселок небольшой, находившись по нему и имея в запасе море времени, я решил съездить в Советскую Гавань. На небе уже появилось солнце и у меня даже появилось чувство, что я засиделся на одном месте. Мне нужен был обычный автобус, остановка как раз напротив выхода с мостика через ЖД от вокзала, надо только дорогу перейти. Пришлось подождать минут 15, но автобус приехал, и мы поехали. Дорога очень красивая, особенное первая часть, при выезде из Ванино, автобус заезжает на гору и оттуда видно гавань, где стоят океанские суда. Все это под голубым небом в лучах яркого солнца, а по склоном холма зеленые деревья. Оттуда же я увидел, как идет посадка на паром, на который я не попал. А рядом речушка, которая извивается в такой небольшой долине. Ехать где-то полчаса (до центра, город начинается раньше) люди в автобусе интенсивно входили и выходили и на промежуточных деревнях, тариф проезда зависит от того куда надо.
Советская Гавань показалась не таким уютным местом, как Ванино, но это все же гораздо более город. Я бродил по улицам, заходя во дворики четырехэтажных стареньких домов, где было развешено белье, играли дети, а земля представляла собой щебенку уже полностью покрытую слоем почвы и пробивающимися ростками зелени оттуда. Дул сильный ветер, причем не с моря, а наоборот.
У меня был вариант, при котором я на Сахалине должен был пройти по трассе недействующей ЖД, и в т.ч. по туннелям, а фонарика с собой не взял, поэтому я интенсивно искал магазин, где бы я мог купить его. И магазин такой я нашел, там был большой выбор бытовой техники и электроники, причем в магазине даже принимались кредитки (однако за фонарик я все же расплатился наличностью). После этого мне захотелось посидеть в Интернете, и осуществить это удалось без проблем, Интернет-кафе чуть в глубь от центральной площади, проблем с портами не возникло, но в это время возникли проблемы с техникой в Москве, а починить было еще не кому (там ведь еще утро).
Время стремилось к вечеру, и я решил поехать назад, в Ванино. По дороге проверил Интернет, и о чудо, он заработал с GPRS, в Москве уже все починили, и я, наконец, смог сделать то, что должен был сделать еще в Хабаровске. Приехал в Ванино, зашел на вокзал, там была толпа, которая садилась в поезд Советская-Гавань-Владивосток. Этот поезд я еще видел с автобуса когда он стоял на станции Сов.-Гавань сорт. Основные пассажиры, судя по всему, садятся так же, как и выходят, именно в Ванино.
Я подошел к кассе парома, там висела бумажка, что паром пойдет в полночь, а по прибытию на него начнут продавать билеты. Я успокоился совсем и отправился гулять, а затем в уже известное мне кафе. На этот раз чай было пить уже поздновато. Надо сказать, что там, на полочке я заметил бутылку очень любимого мной сорта шотландского Single-malt виски «Bowmore», можно конечно сказать, что именно это виски мне больше нравится 15-летней выдержки, а это было 12, но сам факт просто поразил меня до глубины души. Ведь и в Москве днем с огнем не сыщешь этого виски, в обычных барах и ресторанах нет, даже в моем любимом Rosie O’Gradyes, и то не всегда, в магазинах - только в доме Виски на Ленинском (не проверял, но думаю есть). А тут, в каком-то Ванино, вот так запросто, я попросил, мне достали с полки бутылку, открыли, причем цена была какая-то смешная, ну т.е. для Duty Free может и нормальная, а так, сравнимо с покупкой в магазине. И этот приятный сюрприз скрасил последующий час и еще сколько-то. Когда время планируемой продажи билетов подошло, я отправился на вокзал.
Здание вокзала поразило своей пустотой, никого и касса закрыта, пришла милиция, прогнала бомжей, и сотрудник ЛОВД задал мне вопрос, мой ответ на который даже мне самому показался бы неубедительным, представьте себе темно (уже сильные сумерки) пустой железнодорожный вокзал, деревянные лавки кресла (лежать неудобно), я сижу и отвечаю «жду парома», но он понимающе кивнул и ушел. Потом начали потихоньку подходить люди, потом пришла кассир, и вот долгожданная продажа началась. Я хотел взять каюту Люкс (с тем, чтобы с утра спокойно принять душ), но таковые были закрыты на продажу. Взял двухместную (одно место в ней). Выписка билета действительно очень долгий процесс, и все делается вручную, и, наконец, я счастливый обладатель путевки в морское путешествие. Глава 25. На борту парома «Сахалин-9» Народу на паром набралось немного, человек пятнадцать (при том, что на прошлый, наверное, было около двухсот). Всех, наконец, собрали на площади перед вокзалом, и стали усаживать в автобус. Однако в автобусе поехала только половина, остальных провожали на своих машинах. Здесь я хочу оговориться, единственный морской паром, с которым я сравниваю этот – Неаполь – Палермо, которым я воспользовался чуть менее года до этого. Конечно много и общего и отличий. Как и положено непосредственно к судну подвозят на автобусе принадлежащем (или арендованном) судоходной компании (точнее пассажирской, или как это сказать). При этом, конечно порт есть порт, что в Италии, что в Ванино. Все же вернусь к повествованию, на площади, где ожидали посадки в автобус было невероятно темно, ничего не видно, только фары машин освещали отдельные куски пространства, достаточно странное впечатление, было страшновато потеряться, но приехал автобус, и мы поехали к причалу. Переезжали безумные портовые сооружения, пересекали многочисленные железнодорожные пути, и наконец доехали до нашей посудины – «Сахалин-9». Рядом стоял очень похожий паром, кажется «Сахалин-10», но он не предназначен для пассажирских перевозок, потому как перевозит опасные вещества. Он разгружался, и это выглядело просто великолепно. Из жерла корабля по железной дороге на приличной скорости выкатывались железнодорожные вагоны, и сразу уходили по путям на землю, без остановки. Все это было освещено множеством прожекторов, и оставляло ощущение какой-то могущественности процесса. Казалось странным, как там внутри умещаются такие длинные цепочки вагонов. И почему они так быстро выкатываются. Но от этого зрелища трудно было оторвать взгляд, а дальше, потом, вагоны составами по путям уходили вдоль берега ведомые ЧМ-ухами.
По длинному трапу мы стали подниматься на борт нашего судна. Нас встречала пассажирская команда, мне выдали ключ от каюты, показали, где она находится и оставили. Каюта оказалось в ужасном состоянии, все раздолбано, грязно (но не так что неубрано, нет, все помыто, просто какая-то грязь от старости, такая, что уже не отмывается) однако достаточно просторно. Каюта имела два окна, причем окна открывались, хотя и выходили на палубу, по которой ходили люди. Но вот уже время отхода, и я спешу на нашу палубу. Волнующий момент, красиво смотрятся портовые огни, очень хорошо виден маяк, что на главной улице Ванино, все ползут куда-то вдоль берега портовой бухты грузовые вагоны, вода спокойна, и едва слышный её плеск обозначает начало нашего движения дальше на восток. Мы проходим горловину бухты, кругом тьма, свет на берегу становится все меньше, все слабее, а волны наоборот больше. Сильный морской ветер приносит соль и воду в лицо, и, несмотря на то, что впереди не видно совсем ничего, не хочется уходить. Но я чуть не остался запертым на носу, потому что матросы стали запирать выход, и я едва успел зайти назад.
Проводники раздали белье, выглядело, конечно, оно ужасно, еще хуже, чем в поездах, с дырками, но все равно лучше, чем ничего. А койка в каюте достаточно удобная и защищена бортиками от того чтобы свалиться оттуда. Каются двухместная, двухъярусная (вторая койка сверху), но я был там один. Учитывая тяжелый день, заснуть не составило труда.
Утром я почувствовал себе странно, спал долго и крепко и совершенно забыл, где я, просыпаюсь и с трудом соображаю что вокруг, почему у меня кружится голова, однако через несколько секунд память вернулась, и оказалось, что это не голова кружится, а просто покачивает. Эта на самом деле небольшая качка, оказалось, сильно действует на мозги ночью, я никогда не страдал морской болезнью (а было попадал на утлых суденышках в белом море в шторма) но здесь, после ночи болтанки ощущения были не особо приятные, главным образом в голове. Однако свежий морской ветер быстро прояснил сознание. Это было потрясающие, просто стоять и смотреть на океан, как наше судно пожирает его, милю за милей, нет слов описать, огромные валуны разбивались о высокие борта нашего корабля, и он сотрясался, и на нос наливалась вода, амплитуда колебаний была большая, но по сравнению с размерами судна не очень, но для меня необычным была низкая частота этих волн. Они шли хоть и высокими, но такими очень пологими горами (по сравнению с тем, что я видел на белом и на черном морях). Вода была серого цвета, в пене, а на небе облачность, но облачность уже уходящая, кусками было видно синее небо, а затем и появилось солнце. Очень приятно было дышать, и еще в море какие-то рыбы или животные ныряли, подумалось, что это нерпы, но не знаю почему.
В стоимость билета входил завтрак, но его оказалось просто отвратительно есть, на завтрак какая-то котлета. Поскольку ничего более не было, я рискнул её попробовать и проиграл, кроме того, что и так от качки не особо хорошо чувствовал себя, но еще и такое питание не добавило комфорта внутреннему состоянию. Хотя ничего страшного. Кроме того, там же можно было за отдельные деньги купить сок, йогурт, что собственно я и сделал.
Оценивая судно, не знаю, можно ли считать его пассажирским, отношение к пассажиром у судоходной компании явно второстепенное, о качестве говорить не приходится, скажите спасибо, что вас вообще взяли, но это совершенно не испортило праздник путешествия по океану. Я стоял на носу и долго и внимательно вглядывался в горизонт, пока не увидел едва различимые силуэты гор. Наконец-то земля, Сахалин, далекий заветный остров к которому я еду уже более двух недель. Морской транспорт, пожалуй, единственный способный дать такие ощущения от прибытия в место, к которому стремишься. Только с корабля можно долго вглядываться в даль и пытаться что-то разглядеть, а затем, заметив это, еще несколько часов внимательно отслеживать все новые различимые детали. Волнение стало пропадать, на небе опять сгустились тучи, стало ощутимо теплее. Скоро стало видно, что холмы впереди зеленые, можно было разглядеть какие домики на берегу, заработал мобильный телефон. Показались и портовые сооружения. Навстречу прошло какое-то грузовое судно. Скорость движения уменьшилась, и мы стали заходить в искусственно созданную бухту, через пятнадцать минут паром встал у причала Холмска.
Я собрал вещи и пошел на выход. Тут стало немного страшно, я увидел, как на борт поднялась милиция, и у выхода на трап проверяли паспорта, причем почему-то смотрели не только первую страницу. Я когда-то слышал, что Сахалин был закрытой зоной, но сейчас был твердо уверен, что российском гражданину можно попасть туда без ограничений, и все же червь сомнения, что тогда они проверяют. До меня очередь дошла быстро, просто посмотрели на первую страницу и без вопросов пропупустили. Трап в Холмске был значительно меньше, чем в Ванино, это позволило сделать более высокий причал, который по сравнению с Ванино можно считать готовым к пассажирским перевозкам. От этого причала на вокзал вел длинный мостик, с которого отлично просматривался порт и наш корабль. Среди дневного света было видно насколько он весь покрыт ржавчиной, и чуть ли уже не дырявый. Зрелище достаточно удручающее, даже для чисто грузового судна. При этом отмечу, что рейс, на котором я был – первый после ремонта. Но скоро я спустился в само здание вокзала. Здесь зале ожидания был гораздо комфортнее, чем в Ванино, и выглядел гораздо более цивилизованно, но конечно все относительно. При этом народу было очень много. Моей следующей задачей было попасть в Южно-Сахалинск. Глава 26. Достижение Южно-Сахалинска Выйдя первый раз на улицу в Холмске, я, хотя уже и привык к такому зрелищу, но все же удивился – здесь даже по сравнению с Хабаровском было еще больше праворульных машин. Я бы сказал, что обычных просто не было (кроме некоторой спецтехники, и официальных автобусов). И мне показалось очень странным, что здесь на острове не объявляют левостороннее движение, это было бы удобно подавляющему большинству.
Автовокзал располагался в том же здании, что и морской вокзал, поэтому идти далеко не пришлось, у кассы висело расписание маршрута Холмск-Южно-Сахалинск и оно соответствовало тому, что у меня было с собой распечатано. В кассе приобрел билет, цена мне показалась очень высокой, 140 рублей. При том, что ехать меньше двух часов, и расстояние меньше ста километров или около того, но, видимо, здесь на острове свои понятия о ценах. Автобус был уже скоро, поэтому времени погулять по Холмску не оставалось, и я просто ждал на вокзале автобуса.
ЛАЗ подали на посадку минут за пятнадцать до отправления, меня удивило, что было множество людей, которые хотели сесть в автобус без билета, с оплатой на месте, это можно, но приоритет таких пассажиров был ниже тех, у кого есть билеты, соответственно сажали сначала обилеченных, удивило, потому что касса – здесь рядом совсем и без особой очереди, а кондуктор в автобусе берет по тарифу, однако, возможно с ним можно договориться, или же возможно, что до каких-то близких промежуточных пунктов в кассе билеты не продают. Автобус, несмотря на высокую цену билетов, забился почти полностью, и среди тех, кто хотел попасть без билета, уехало всего несколько человек, и некоторые из них уехали стоя.
Надо сказать, что Львовский завод уже давно не выпускает такие автобусы, соответственно можно предположить, что экземпляр этот был очень старым, в свое время в СССР это был основной вид пассажирского междугороднего автотранспорта, однако сейчас я не ожидал, что здесь будет именно такая машина, тем более, когда «японцы» уже часто встречаются в центральной части России, здесь в нескольких сотнях километров от Японии, такое чудо советского автопрома.
Дорога после выезда из Холмска сначала шла по долине реки, медленно поднимаясь, а затем стала уходить в гору крутым серпантином. Я представлял, что горы здесь не будут очень высокими, а стало быть, заметными, однако это не так. Дорога очень живописная, местами на поворотах видны обрывы на сотни метров, и часто видно следы уже демонтированной железной дороги, ранее соединявшей западное побережье и Южно-Сахалинск. Иногда подъем настолько крутой, что заполненный старый автобус с трудом, на первой передаче, берет его, но постепенно мы преодолеваем перевал, и оттуда сверху открываются прекрасные виды на лесистые склоны, и долину внизу. Затем скорость движения автобуса нормализуется, и через какое-то время мы приезжаем в столицу Сахалинской области. Еще долго происходит движение уже в городе, местами даже пробки. Вообще машин на дорогах достаточно много. Переезд через главную железную дорогу, удивительно, но главная автомобильная дорога пересекает главую железную дорогу просто на переезде со шлагбаумом, пришлось немного постоять, и видно, насколько же все же узенькая колея здесь, больше похоже на наши узкоколейки, чем на стандартную или даже европейскую колею. Автобус прибыл к железнодорожному вокзалу.
Здесь у меня не было определенности, первично было найти гостиницу, но карта Ю-Сахалинска, которая была у меня распечатана (единственное, что удалось добыть в Интернете по этому секретному городу) была малопригодна для навигации. Тем не менее, я отправился на поиски по списку. Прямо у вокзала была какая-то гостиница, единственный тип номеров с удобствами стоил около тысячи, но отсутствовала горячая вода, пошел дальше и набрел еще на какое-то заведение, где мне могли предложить только койку в четырехместном номере – иду дальше. Затем я дошел до гостиницы другого уровня, «Сахалин-Саппоро», все отлично, и даже карточки принимают, вот только минимальная цена свободного номера чуть более восьми тысяч, а мне оставаться здесь на двое суток, такие расходы не входили в мои планы, но девушки на ресепшене были очень доброжелательны, снабдили более сносной картой, и порекомендовали остановиться в гостинице «Лада». Туда можно было бы проехать на маршрутке, но я прошелся пешком, и это отняло полчаса. Гостиница оказалась ужасной, похожа на «Ангару» в Иркутске (и подозреваю на тысячи гостиниц в нашей большой стране) т.е. попытка модернизации, без реальной переделки старого наследия, причем худшего из него. И при том еще дороже, ночь обошлась в 2600, карточки принимали, но ремонт в номере был очень низкого уровня. Зато был большой плюс – хороший вид из окон. Искать дальше уже не было сил, и было жалко времени. Глава 27. Отдых на острове Заставить себя выйти на улицу было уже не очень просто, день был немного испорчен качающимся утром, да и прошлые две недели наложили отпечаток усталости, но времени погулять по самому городу не планировалось, поэтому действовать нужно было именно сейчас. Первым делом отправился в парк, прямо рядом с гостиницей, аттракционы, шум, много отдыхающих, но при этом много зелени и просто приятно спокойно пройтись, однако целью моей была детская железная дорога, и через какое-то время я до неё дошел. К сожалению, был вечер, и она уже не работала, однако это не могло помешать мне пройтись по ней пешком и внимательно рассмотреть станцию «Комсомольская».
После осмотра я развернулся и пошел назад в центр города, интересно было побродить по вечерним улицам, хотя архитектура очень скучная. Все дома – коробки покрытые грязью, интересного может быть только здание управления Сахалинской Железной дороги, и может быть гостиницы (та первая возле вокзала, кажется, называется Мир). Проходя по улице в центре, услышал звуки музыки, но не попса, как везде и всюду, а проигрыши Rock, ребята настраивались, вот например и R. Waters’а творение, послушал я издали и решил пойти туда. Играли, конечно, не так чтобы профессионально, но в целом неплохо. Это было в каком-то кафе, и там можно было посидеть, послушать, выпить пива, и даже поужинать, и все это на улице, где было прохладно, но терпимо. Неприятно только было, когда нетрезвые (хотя может и трезвые, в любом случае мне все равно, в каком они были состоянии) случайно забредшие люди орали «Русского давай» … прогнать которых было некому, потому что они покупали еду в этой кафешке. Но концерт шел, у ребят были местные поклонники, и определенная программа. На самом деле, конечно, ничего странного, все же Южно-Сахалинск это не деревня, город, где есть университеты, и достаточно неплохой уровень образования. Может быть, поэтому и клиентов у нашей компании на этом острове непропорционально много. Так или иначе, но вечер мне понравился, а после я отправился в гостиницу.
На утро у меня осталась дилемма, либо отправиться исследовать заброшенную железную дорогу вглубь острова, либо же отправиться на пляж к океану купаться и отдыхать. Погода выдалась отличная, небо было безоблачным, начавшийся день 25 июня был для меня еще и днем рождения, причем исполнялось 25 лет, а попасть искупаться в Тихом океане я хотел давно, и я выбрал более легкое времяпрепровождение. Из интернета я знал, что мне нужна Анива.
Пошел к площади перед вокзалом, нашел там автобус на Аниву (на нем было это написано) сел в автобус прямо на отстое (где садиться не положено, но кондуктор с шофером не возражали) собственно кондуктор в последствии подсказала мне, где лучше выйти, чтобы попасть на пляж. Автобус – ПАЗик, ехать около часа (чуть меньше), и мы приехали, а где вода – не пойму, ориентируясь по карте и солнцу, выбрал направление и пошел по этой дороге. Впоследствии оказалось, что лучше было бы спросить, но спросить то было и не у кого, после того как я вышел из автобуса, на улице быстро никого не осталось, все разошлись, а мне пришлось гадать куда идти.
Извилистая дорога привела меня все же на берег, я хотел сначала пойти направо, в поисках места, где можно расположиться, но скоро на моем пути оказалась речка, причем достаточно большая, и перейти её не представлялось возможным. Тогда я вернулся назад, там была какая-то огороженная забором территория, где были лодки, валялись различные запчасти, стояли хозяйственные строения, очевидно на территорию заходить было нельзя, но я по незнанию проник туда, и когда увидел там людей (они меня не заметили) то мне как-то стало неудобно, и я постарался незамеченным убраться оттуда, что мне и удалось. Берег представлял собой широкую песчаную полосу, и я брел в единственном доступном мне направлении почти у воды. Пейзаж менялся, и берег становился похожим на цивилизованный пляж, и даже люди загорающие попадались, я выбрал место и решил искупаться в океане, после этого я собрался возвращаться, а ко мне подошли люди (это показалось удивительным, потому как было настолько пустынно, что казалось тех что я все же видел, находятся в параллельном мире) и задали вопрос, который мог бы показаться издевательством «как водичка, теплая?» так как вообще никого купающегося за два часа у моря я не видел, но это семейство пошло вскоре после меня в воду.
Вода на самом деле была прохладная (градусов пятнадцать) но конечно не сравнить с той, что была в Байкале, в этой можно было относительно спокойно плавать, правда она была очень соленая и относительно грязная (по крайней мере, не особо прозрачная, замутнена песком). Но, конечно, в любом случае возможность поплавать в море после столь длительного путешествия было достойным вознаграждениям за лишения. После непродолжительного омовения я отправился назад. Обратная дорога была более правильная, и очевидно использовалась Сахалинцами для достижения воды.
Я относительно быстро пришел к месту автобусной остановки, но решил, что мне надо идти на конечную, чтобы уверенно сесть. Немного пройдя по городу, я достиг автобусной станции, причем здесь была даже постройка с залом ожидания, но постройка эта была закрыта «на обед», удивительно. Автобус по расписанию недавно ушел, а следующий часа через два, и я отправился погулять по поселку. Ничего особо интересного, но рядом был работающий магазинчик, где можно было купить воды. Солнце светило нещадно, но жарко не было, однако после соленой воды хотелось пить. В поисках неизвестно чего вернулся на автостанцию, а там водитель-зазывала предложил добраться до города по цене автобуса. Что же, это интересно, транспортом оказался автомобиль «Газель», вот уж удивительно было встретить это чудо, я не видел до этого ни одной, везде были японские микроавтобусы - маршрутки, а если наши – то ПАЗики. Но, тем не менее, на газели я с успехом вернулся в город, нашел цивилизованную кафешку в центре, неподалеку от местной Думы, где можно было вкусно пообедать.
Еще одной целью визита на Сахалин было знакомство с уникальным подвижным составом, и вообще с уникальной для нашей страны изолированной системой дорог со своим стандартом колеи. Достигнуть этого я решил, поехав в ближайший город - Долинск, и, возможно, надеясь там увидеть восточное побережье. Пришел на вокзал и купил билет до Долинска, сам билет стоил примерно столько же, сколько и на автобус, но вот комиссионный сбор делал такой маршрут для жителей нереальным. Кассир в кассе долго не хотела продавать мне билет, она говорила – идите на автобус, уедете прямо сейчас за 60 рублей, а так ждать и уехать за 120, но как я мог ей объяснить, что приехал из Москвы, специально чтобы покататься на японском дизеле. Поэтому просто попросил все же продать мне билет. Сам поезд был Южно-Сахалинск-Томари, достаточно далеко для сидячки. У меня было полчаса еще послоняться по вокзалу, а затем я вышел на платформу и стал ждать поезда. Рядом стоял состав фирменного Южно-Сахалинск-Ноглики, это были обычные вагоны ТВЗ, и я все пытался понять, как так получается, что им можно ехать на тележках под 1067, наверное, сплошные ограничения, и как с габаритами, ведь японский ПС под который изначально все строилось, имеет их совсем другими. Но вот подали Д2-008, и началась посадка. Изнутри это очень похоже на электричку, обычные лавки, чем-то напомнило польские поезда (старые), но еще теснее. Несмотря на наличие нумерации мест и в вагоне и в билете все садятся, как попало. Открывают только одну дверь на два вагона. Отделка внутри зеленоватая. Дизель-поезд Д2-008 подают под посадку к платформе станции Южно-Сахалинск. На заднем фоне вагоны поезда Южно-Сахалинск-Ноглики. Фото Петра Малахина, 2006г.
          Мы тихо поехали, параллельно с нами отправился пригородный на западное направление (кажется Новодеревенская) точно такой же поезд, как и наш, и достаточно долго мы ехали рядом. Городские постройки оставались позади, тянулись пригороды, справа была гора, её склоны были покрыты лесом, и это красиво освещалось лучами склоняющегося к закату солнца. Потом пошли леса, справа периодически виднелось автомобильное шоссе. Спустя час с небольшим после отправления мы прибыли в Долинск. Вокзал там был закрыт, а сам городок выглядел крайне негостеприимно. Я прошелся по улице, и понял что увидеть океан на востоке навряд ли получится, вернулся к вокзалу и не нашел ничего лучше как сесть на автобус назад до Южно-Сахалинск. Конечно же, трястись в ПАЗике менее комфортное передвижение, чем ехать по железной дороге, так что разницу в тарифах в принципе можно оправдать. На этот раз я посмотрел подъезд к городу с севера (с юга и запада уже подъезжал ранее), действительно город здесь начинается раньше, и мы колесили по каким-то странным районам, но все равно дорога отняла не больше часа, и я вновь оказался у вокзала. В моих планах было найти какой-нибудь ресторанчик где бы я смог отметить юбилей, прогуливаясь по улицам, я случайно попал в отделение банка ABN-Amro, сам банк не работал (вечер) но я решил снять немного денег с карточки Citibank, как это чудеса глобализации (европейский и американский банки, а я тут на Сахалине). Осматривая окрестности в последний раз, я задумался, я ожидал в городе, да и в целом на острове увидеть больше японского, но кроме железной дороги не увидел совершенно ничего. Глава 28. Домой Уже смеркалось, когда я набрел на какой-то цивилизованного вида японский ресторан. И там принимали кредитки, и был большой выбор, и невиданный мной (так как в других местах японская кухня меня не прельщала) вживую конвейер, который везет всякие еды. Потратив час-полтора на отмечание, уже почти в темноте я побрел в гостиницу, было грустно от того, что кончается путешествие, рвануть бы еще куда-нибудь, правда дальше только Курилы, а туда нужен пропуск. Но все же и хотелось домой.
Вид из окна гостиницы «Лада» Южно-Сахалинска. Где-то там далеко на западе родные места, туда ушло солнце, там сейчас день.
Утром будильник зазвенел в 0-30 по московскому времени, меня забеспокоило как добраться до аэропорта. Я и ранее спрашивал, но все отвечали, от площади ходят маршрутки, но как найти их. Солнечный день, начинающаяся жара, я вышел с вещами из здания гостиницы «Лада». Пешком не пошел (времени уже было маловато) сел на маршрутку до этой площади, и водитель рассказал мне не только откуда они ходят, но и номера этих маршруток, которые везут в аэропорт (одна из них 61). Это был большой плюс. На остановке пришлось подождать минут десять, но машина подъехала и я сел. Стоимость проезда такая же, как по городу (семь рублей) пассажиры в основном ехали до промежуточных пунктов, а до аэропорта ехать минут двадцать пять.
Аэропорт имеет и международный терминал (знаю только рейсы Ан-24 в Саппоро), правда он совмещен с бизнес-залом. Но терминал это громко сказано, просто видимо небольшой зал, отдельная маленькая дверь в здании аэропорта. С улицы отлично просматриваются самолеты, и стоя у решетки забора, я мог наблюдать красавца Ил-96 Красэйр (хотя авиаперевозчик у меня Домодедовские Авиалинии, но они в альянсе) который должен доставить меня в Москву.
Регистрация/посадка все как обычно, в зале перед посадкой еще заметил, как прилетел Boeing 767 Трансаэро, он должен был вылетать через пару часов после нашего.
Перелет был, конечно, менее интересным, чем преодоление этого пространства по суше, но впечатляет насколько же огромное расстояние, мы летим и летим, и пейзажи меняются, леса дальнего востока, горы северного Байкала, сибирские реки, степи, Урал, перелетаем Волгу, и посадка в аэропорту Домодедово. Для хорошего обзора (чтобы не над крылом) на регистрации я просил место сзади, все было нормально, вот только с едой в результате было плохо (мяса, когда тележка докатывалась до меня, уже не оставалось, а рыбу брать рискованно, в условиях длинного перелета) но может это и к лучшему. И конечно удивительное ощущение, кажется, весь день летел, все время светило солнце, а на часах всего три часа дня, и впереди много-много дел еще.
Я ехал из аэропорта домой уже совсем другим человеком.

Комсомольская летопись БАМа | рассказ о православной жизни БАМ | рассказ о поселке Хани | рассказ о станции Икабья | путешествии на БАМ автора сайта | Чудо-стыковка | "Пересекая Россию" | "Ростов-на-Дону– Владивосток– Ростов-на-Дону" | "Ростов-на-Дону– Сахалин– Ростов-на-Дону" | "Здравствуй, БАМ!" | Москва - Северобайкальск - Южно-Сахалинск | "Сибирский Марафон 2002. БАМ - Колымский тракт" | "Курс на Восток" | "Велопоход Комсомольск на Амуре-Ургал 1985г" | "Велопоход Ургал-Тында 1986г" | "Электрическими маршрутами Сибири..." | "MOBILEзация Байкало-Амурской магистрали"

Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт Вагон поезда схема мест плацкарт

Изучаем далее:



Подвязка для невесты своими руками идеи

Причёски для девочек в домашних условиях фото

Советские открытки ссср цены

Из чего и как быстро сделать навес

Как сделать антенну для телевизора dvb-t2