Крупин подарок православному ребенку

Крупин подарок православному ребенку
Крупин подарок православному ребенку
Крупин подарок православному ребенку

Пытаюсь понять, почему об одном из лучших наших прозаиков, а после Белова и Распутина, лучшим из современников Владимире Крупине мало пишут критики? А ведь именно их троих называл лучшими писателями конца 20-го века Георгий Свиридов, именно о Крупине говорил Распутин, что «Крупин был решительнее большинства из нас, нет, даже самым решительным», (это о борьбе с демократами 90-х), именно Крупин был первым, сказавшим, что литература, не помогающая человеку войти в церковную ограду, безполезна, что только на путях воцерковления можно спасти Россию, именно он был приглашен преподавать в Московскую Духовную академию, и кто же, как не Крупин отказывался от всех премий, начиная с толстовской, но именно он стал первым лауреатом Патриаршей литературной премии…

В Российской Государственной библиотеке (в просторечии «ленинка») выставлены рукописи русских писателей, и кто же там из современников? Опять же Белов, Крупин, Распутин плюс Шукшин. Побывайте и прочитайте письмо Василия Белова Крупину о «Сороковом дне» (1981 г.).

У Владимира Николаевича была труднейшая писательская судьба. Первая книга в 33 года, потом долго ничего, потом выход в «Новом мире» сильно сокращённой повести «Живая вода» (1980 г.), затем «Сороковой день» (1981 г.) в «Нашем современнике». Уже тогда, 35 лет назад, в повести Останкинская башня сравнивалась с гигантским «шприцем, который вливает в эфир разврат, пошлость, насилие».

Владимир Крупин обладает несомненным пророческим даром. В самом начале 90-х он публикует работы «Мы без России – пыль придорожная», «До чего, христопродавцы, вы Россию довели?», «Глас вопиющего в пустыне гласности», другие, исследующие корни возникновения демократии, закабалившей Россию. «Демократия в аду» – слова преподобного Иоанна Кронштадского – эпиграф к ним. В награду – глухое непечатание, с 1991 года до 2001-го ни одной книги. Теперь-то, слава Богу, книги его выходят и расходятся.

Несомненно, многими прочитаны работы писателя, размещённые на сайтах «Российского писателя», «Русской народной линии», «Православие. ру»: «Дети, последнее время!», «Расстрел. Горе горькое», «Я в ваши игры не играю», «С высоты седин», «Как с цепи сорвались», «Диктатура воровства», «Царь хорош, бояре плохи», «Молодцы евреи», «Это вы, ребята, Толстого перечитали», «Что общего у света с тьмой?», многие другие, вошедшие позднее в книги «Житейское море», «Время горящей спички», «Железный почтальон», «Книга для своих», другие.

Так это только статьи. А многие и многие десятки рассказов, из которых сразу вспоминаются «Сталинская дача», «Отец, я ещё здесь», «Четыре немецких пишущих машинки», «Две доли», «Бумажные цепи», «Эти непонятные русские», «Толстый голубь Никита», «Незакатный свет», «Японский лифтёр», «Дунайское похмелье», «Балалайка», «Янки, гоу хоум!», «По местам стоять!», последние – «Цветок с родинкой», «У бездны на краю»… И сотни и сотни «Крупинок» с глубочайшим содержанием в малом объёме каждой.

В эти же годы написан роман «Спасение погибших», повести «Великорецкая купель», «Крестный ход», «Как только, так сразу», «Арабское застолье», «Прости, прощай», «Дурдом», «Люби меня, как я тебя», «Прощай, Россия, встретимся в раю», «Скоро утро, но ещё ночь», «Во всю Ивановскую»…

И огромная часть писательской жизни Крупина – книги для детей: Рассказы о святых, «Детский церковный календарь», «Большая жизнь маленького Ванечки», «Дедушка, я помогу тебе найти дорогу», «Доставка пиццы», «Девочка и вампир», «В Дымковской слободе», рассказы о животных, книги «Подарок православному ребёнку», «Псалмы, избранные для детей»…

И неисчислимое количество работ о паломнических поездках по святым местам России и мира, особенно Ближнего востока.

К чему такое, кстати, совсем краткое, перечисление заслуг писателя перед читателями? Почему, я задал в начале вопрос, Крупин признанный, любимый читателями, не учитывается критиками при анализе современной литературы? Ответ прост – не могут (или не хотят?) подняться до его уровня.

В 2013 году состоялся Алтайский пленум Союза писателей России. В «Литгазете» издевались над ним. В том числе над выступлением Крупина. Но его не было на пленуме. Не выступал. И вынужден был написать в «Литгазету» опровержение. Его не напечатали. Оно было процитировано в статье С. Куняева в «Нашем современнике». Приводим отрывок, нисколько не устаревший, более того, постоянно подтверждаемый ходом российской жизни.

«… читаю цитирование своих слов в своём якобы выступлении на этом пленуме. Двойника у меня нет, какой же это тогда призрак выступал?

Но слова, которые в статье издевательски критикуются, действительно принадлежат мне. Я не только от них не отказываюсь, но их повторяю: да, я утверждаю: где гуманизм, там безбожие, а где человек во главе угла, там будет фашизм. Разве не так? Я продолжу этот ряд: где Конституция, там диктатура воровства, проституция, наркота, вконец охамевшее чиновничество, убийство образования, безправие, где не наследственная власть, а выборная, там склоки, подкупы, там вхождение во власть мафиозных структур, где упование на деньги, там кровь… Вообще демократия для России как корове седло. Вот её базисные ценности: низведение культуры до кормушки, её серость и пошлость, цинизм телеэкрана, разнузданность театра, продолжать. Находятся люди (люди ли?), оправдывающие содомский грех.

Куда ещё? Надо быть толерантным? А толерантность в переводе терпимость. А терпимость в доме терпимости. Надо быть политкоректным в высказываниях? А политкорректность это трусость. То есть надо помалкивать или блудливо называть, например, мерзость разврата свободой личности? А войны локальными конфликтами? Политики и дипломаты политкорректны, вот спасибо им от матерей погибших солдат».

Такие давние уже слова Крупина. Разве доселе всё не так?

Я бы, может, не стал всё это писать, если бы не очередной выпад «Литературки», на сей раз с помощью иркутского писателя. Статья, издевательски названная «От зари до зари толковал о Руси» (конечно, намёк на токование глухаря), написанная таким искусственно-народным фальшивым языком и так внутренне направлена на очернение и Крупина и Распутина, что будто это не их, а меня глубоко оскорбили.

Кто же он – этот писатель?

«…Анатолий Байбородин в литературе не новичок. Им немало написано, немало напечатано — и в Сибири, где он живет, и в Москве, и за дальними рубежами России. Он работоспособен и в хорошем смысле слова плодовит…». (Валентин Распутин «Каких героев рождает время» «Сибирская горница», 1999 г., №1).

В новом опусе, посвящённом Крупину, плодовитый Байбородин сообщает, как трудно ему «толковать о русском писателе, когда русский – не племя и кровь, а народность и православность писательского духа, и толковать честно, без своекорыстной лести…». И начинает:

«Изрядно похлебал я винца с хлебцем на писательских сабантуях, – вышивает он словесной гладью, – а посему ведаю, что писатели, покинув письменные столы, словно шаткие челны… очутившись в гостиничных номерах, тут же сплачиваются вокруг братчинных застолий, где… звенят заздравные кубки, витии плетут вдохновенные речи, балагуры и баешники травят писательские байки…».

Видно, не так уж много почерпнул там автор «юбиляционной» статьи, ибо признаётся: «…вознамерившись молвить слово о творчестве Владимира Крупина, мне посильно лишь вспомнить мимолётные встречи да выразить свой взгляд на некие идейные основы его творческого мира». И ниже: «…Встречи мои с Владимиром Крупиным были случайные, мимолётные, по сей день робко ученические и обычно прилюдные…».

Так где же посильный взгляд на идейные основы?

А вот: «Писательское счастье Владимира Крупина в том, что его приметил, приветил и полюбил Валентин Распутин…». Байбородин твёрдо знает, что «ближе всех Распутину был Владимир Крупин; а Валентин Григорьевич коли уж заводил дружбу, то уж за други своя не щадил живота…».

Признаюсь, Анатолий Григорьевич, что и я, как и вы, такого счастья в свои юные писательские года не удостоился. Когда я только пробовал себя в прозе и стихах, мне не довелось встретить того, кто бы меня «приметил, приветил и полюбил…». Но были со мною книги любимых писателей – Гоголя, Лермонтова, Достоевского, Есенина… Позднее, с их помощью, я полюбил прозу Шукшина, Тендрякова, Распутина… И Распутин, а с некоторых пор и Крупин, были и остаются по сей день моими любимыми писателями. Скажу больше: Валентина Григорьевича я всегда считал своим заочным учителем. Как считал ими Шукшина и Тендрякова. И когда в декабре в канун Нового двухтысячного года меня с ним познакомили, для меня это была отнюдь не «случайная и мимолётная встреча». И после первого знакомства с Валентином Григорьевичем мы ещё не раз с ним встречались, как и с Владимиром Николаевичем. И не единожды я с ними во время Великого поста, стоя плечом к плечу, принимал таинство Соборования. Что ещё может быть выше этого счастья?

Тогда я узнал, что с 1979-го года у друзей был один духовный наставник – схиеромонах Нектарий.

И вот я читаю в статье Байбородина совершенно оскорбительные слова, которые привожу дословно: «…а вот уж мои возлюбленные писатели «деревенщики», и особо Валентин Распутин, будучи безбожными и в безбожные времена проповедовали духовность, да ещё и высокую, конечно же, не подозревая, что духовность без Бога – без Духа Свята, есть духовность князя тьмы – духа смерти».

Окститесь, Анатолий Григорьевич! Да они и шагу не делали без молитвы. Бедняги, даже и не подозревали, что содействовали «князю тьмы и духу смерти»?!

В марте этого года вам, Анатолий Григорьевич, вручили очередную литературную премию «Золотой Дельвиг». Поверите, нет ли, но увидев вас на фотоснимке с дипломом имени первого редактора «Литературной газеты» я испытал какое-то двоякое чувство. С одной стороны, было приятно, что талантливого писателя оценили по достоинству; с другой… вам, словно стоящему на боксёрском ринге, литературный рефери поднял руку. Но здесь же литература, а не спорт.

Очень образно описали вы своё появление в редакции журнала «Москва», когда Владимир Крупин «…с ласковой, слегка виноватой, смущённой улыбкой тихонько умыкнул гранёный стакан со стола…», как аппетитно смаковали шествие по Старому Арбату, как в конце концов, «обосновались… в старенькой беседке под сиреневой сенью, где и тихо застольничали…».

Да вы, Анатолий Григорьевич, счастливый человек! Я вам завидую. Сохранился ли тот гранёный стакан? Я бы на вашем месте после «застольничанья» умыкнул бы его и сохранил. И представляю его на музейной полке с подписью: «Из этого стакана писатель Крупин опохмелил писателя Байбородина. В благодарность за это Байбородин выразил свой взгляд на идейные основы последнего деревенщика». «Тем самым, добавил бы я, расписавшись в собственном невежестве».

В конце своей лукавой статейки в «Лит. газете» вы цитируете Священное Писание: будь кроток, как голубь и мудр, как змея. Далее, имея в виду Владимира Крупина, добавляете: «Была ли в писателе змеиная мудрость, не ведаю, но простоты душевной и весёлого задора хватало».

Эх, Анатолий Григорьевич, не мешало б вам хотя бы малую толику простоты душевной и весёлого задора у Владимира Крупина позаимствовать. А мудрость змииную у вас заменил змеиный яд.

Карпунин Геннадий Михайлович родился в 1958 году в подмосковном городе Щербинка. Окончил МАДИ. Работал в районных газетах, был главным редактором региональной газеты «Московия», сотрудничал с московскими издательствами. Поэт, прозаик. Печатался в различных газетах и журналах. Автор более десятка книг прозы и поэтических сборников. Среди них – «Чистые пруды» (1996), «Ночной портье» (1996), «Я с тобой, моя Русь!..» (1999), «Куст ракитовый» (2003), роман «Часовых дел мастер» (2008), книга повестей «Мальчик из подворотни» и «Прощёное воскресенье» (2006). Живёт в г. Щербинка Московской области.

Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку Крупин подарок православному ребенку

Изучаем далее:



Чайный сбор для похудения своими руками

Красивые поздравления свекрови и свекру за сына

Технологическая схема дегазации

Ворота для гаража своими руками чертежи схемы

Бестрансформаторный блок питания 24 вольта своими руками